«Противодействие организованной преступности: законодательный и практический аспекты» (сокращенное изложение дискуссии)

Сокращенное изложение дискуссии на «круглом столе» Комитета Государственной Думы по безопасности и противодействию коррупции

5 марта 2013 года.

В круглом столе принимали участие:
президент Российской криминологической ассоциации доктор юридических наук, профессор, Заслуженный юрист РСФСР Долгова Азалия Ивановна;
вице-президент Российской криминологической ассоциации по Центральному федеральному округу доктор юридических наук, профессор Меркурьев Виктор Викторович

круглый стол ГД_1

Фотография с сайта sartraccc.ru

круглый стол ГД_2

Фотография с сайта sartraccc.ru

 

Председательствует заместитель председателя Комитета Государственной Думы по безопасности и противодействию коррупции А.А. Хинштейн.

Яровая И.А. Коллеги, добрый день! Сегодня Комитет по безопасности и противодействию коррупции проводит «круглый стол» по теме: «Противодействие организованной преступности: законодательный и практический аспекты». Я думаю, что тема более чем актуальная, тема, которая, я полагаю, вызывает сегодня и общественный интерес обоснованный, и, безусловно, внимание всех правоохранительных органов с точки зрения дальнейшего развития и законодательства, и правоприменения.

Васильев Владимир Абдуалиевич — заместитель Председателя Государственной Думы, руководитель фракции «ЕДИНАЯ РОССИЯ»… Владимир Абдуалиевич, вам слово.

Васильев В.А. … Я полагаю, что сегодня у нас будет возможность обсудить очень важные вопросы, может быть, один из, как, мне казалось бы, важных состоит в том, что борьбу с преступностью вели и ведут всегда, но есть одна методика, когда реагируют на совершённое преступление, то есть совершено преступление и его нужно раскрывать, исходя из этого нужно находить причины и условия, и устранять их. Понятно, да? А есть другая методика, когда известно, что есть какая-то преступная группа, которая с высокой степенью вероятности, с неизбежностью будет совершать преступления. И в отношении этой группы проводится работа, часто проводится с тем, чтобы на стадии покушения задержать и эту группу нейтрализовать… у нас в системе МВД была выстроена очень мощная, очень чёткая система по борьбе с организованной преступностью, и она имеет определённую историю, имеет результаты, которыми до сих пор можно гордиться. В то же время было принято решение о том, чтобы эту систему расформировать, потому что так бывает и не только в нашей системе, есть понятие конкуренции, особенно среди спецслужб, и в данном случае конкуренция, допустим, между уголовным розыском, между другими службами, которые вели аналогичную работу, и службой по борьбе с организованной преступностью, она, действительно, присутствовала… И то решение, которое было принято, его нужно оценивать с точки зрения того исторического периода, в котором оно принималось. И хотя каждый из нас имеет своё мнение по этому поводу, но я полагаю, будет конструктивным, наверное, сейчас не сосредотачиваться на этом, а постараться сегодня понять, что мы можем сделать…

И два соображения, может быть, напрямую не связанные с организованной преступностью, но мы предварительно уже эту тему обсуждали с Александром Евсеевичем, в частности.

Первая составляющая — это сегодня как никогда важно для полиции выстроить отношения с обществом. Борьба с организованной преступностью — это понятно. Это авторитет, это высшая такая оперативная работа, которая в крупных делах, задержаниях, в ликвидации преступных сообществ создаёт авторитет не только системе, но и власти в целом. Но есть ещё одна проблема — это сотрудничество общества с полицией. И вот сейчас есть такая возможность, мы её можем разворачивать. Одно направление — это противодействие педофилам. Сейчас весна как раз, самое острое время. Над этим можно подумать и, может быть, в ближайшее время на эту тему отдельно порассуждать…

Яровая И.А. Спасибо, Владимир Абдуалиевич… Уважаемые коллеги, когда мы говорим об организованной преступности, мы понимаем, что это наивысшая степень угрозы национальной безопасности. Организованная преступность отличается не только устойчивостью преступных намерений и распределением ролевых функций и совершением длящихся преступлений. Имеет тенденцию, в том числе и к вовлечению в преступную деятельность, прежде всего, молодого поколения… Мы сегодня в числе ключевых факторов национальных угроз с вами выделяем наркоугрозу, распространение оружия, терроризм, бандитизм. И если мы с вами посмотрим на характер совершаемых преступлений несомненно с точки зрения финансового обеспечения, с точки зрения организационной подготовки и латентности именно на этой стадии совершаемых преступлений, речь идёт о вдумчивой профессиональной преступной деятельности, которая сопряжена с детальной подготовкой совершаемых преступлений и, в том числе, к сожалению, с взаимодействием с правоохранительными органами, органами государственной власти для того, чтобы, вовлекая их в преступную деятельность, сделать возможным сокрытие этих преступлений, облегчать формат влияния на уровне именно региональном, что несомненно также является фактором дополнительной опасности этих преступлений. Поэтому говоря об организованной преступности, мы понимаем, что сопутствующим фактором этого рода преступлений являются также и коррупционные проявления, в том числе (и мы, наверное, будем сегодня об этом очень честно говорить) и в самой правоохранительной системе, потому что сегодня для совершения целого ряда преступлений взаимодействие с правоохранителями с точки зрения обеспечения сокрытия этих преступлений — это несомненный факт. В какой степени он сегодня себя проявляет, наверное, мы тоже это будем обсуждать.

Мы сегодня с вами как общество, как государство проходим очень серьёзные этапы своего развития, в том числе и с точки зрения укрепления государственной безопасности… Поэтому оттого, насколько мы сегодня системно выявим те факторы, которые напрямую способствуют совершению этих преступлений, способствуют сокрытию этих преступлений, только тогда мы сможем определить алгоритм действий. Мы понимаем, что всегда правоприменение по преступности связано со сложнейшим этапом доказывания вины из квалификации преступления и тот факт, что сегодня организаторы преступлений, к сожалению, очень часто уходят от ответственности, это не всегда вопрос несовершенства закона, процессуальных норм или материального права. Это во многом ещё вопрос правоприменения… сегодня мы с вами, наверняка, будем говорить о том, вот тот инструментарий, который есть у наших правоохранителей, с точки зрения проведения оперативно-розыскных мероприятий, с точки зрения фиксации первоначальных доказательств, с точки зрения квалификации деяния, достаточный и недостаточный… Но мне думается, что проблема в большей степени не в этом. Проблема сегодня в дальнейшем совершенствовании норм материального права, если это необходимо, и вопрос правоприменения.

Действительно, наличие специальной структуры по противодействию организованной преступности, это — механизм, который направлен на своевременность выявления признаков такого рода наиболее тяжких преступлений, которые совершаются, и носящих системный, как я уже сказала, и длящийся во времени характер. Поэтому я думаю, что вот наши коллеги, уважаемые руководители специальных структур, которые на протяжении долгих лет действовали в Российской Федерации, могут объективно оценить, насколько полезна была эта деятельность, и есть ли смысл востребовать этот опыт, и в том числе в рамках и того реформирования, которое прошло, может быть, посмотреть, а не возникает ли у нас сегодня реальная потребность объединить усилия в противодействии организованной преступности через специальную организационно-структурную систему, которая будет выстроена вертикально по всей стране? Это вопрос, на который мы тоже должны будем дать ответ…

Конечно, для нас важно оценить формат международного сотрудничества, потому что мы понимаем, что очень многие организаторы преступлений имеют транснациональную принадлежность, потому что мы с вами имеем дело не с какой-то оригинальной разновидностью преступлений только внутри Российской Федерации, мы имеем дело с транснациональной преступностью. И здесь, наверное, нужно говорить не об ограниченном формате действия только внутри Российской Федерации, а о системе комплексных мер, в том числе и обеспечению сохранности нашего государства по периметру страны, в том числе и сопровождение этих мер взвешенной разумной миграционной политикой, в том числе мерами, связанными с фиксацией информации о лицах, которые прибывают на территорию Российской Федерации с преступными намерениями. То есть это целый комплекс вопросов, который нам с вами, конечно же, предстоит обсудить.

И по рекомендациям, которые, я надеюсь, что мы выработаем, очень хотелось бы, чтобы решения, которые мы предложим, они будут, несомненно, направлены и в адрес Президента Российской Федерации, и Правительства Российской Федерации, они носили очень конкретный характер.

Всё-таки сегодня мы с вами должны оценивать те реальные и упущения, и недостатки, и проблемы, которые есть в обеспечении безопасности и в противодействии организованной преступности, определить совместный алгоритм действия в этих вопросах…

…мы с вами понимаем, что организованная преступность, она очень нередко пересекается с факторами коррупционного поведения, отмывания средств. И вы знаете, что в настоящее время Государственной Думой рассматривается законодательная инициатива Президента Российской Федерации, Правительства Российской Федерации по противодействию как раз отмывания нелегальных доходов, что очень часто сопровождает именно организованную преступную деятельность и связано с вопросами, в том числе и международного сотрудничества, то, о чем мы говорим…

предоставляю слово для доклада от комитета заместителю председателя Комитета Государственной Думы по безопасности и противодействию коррупции Хинштейну Александру Евсеевичу. Александр Евсеевич, пожалуйста, вам слово.

Хинштейн А.Е. Спасибо. Уважаемые коллеги, думаю, никого в этом зале и за стенами этого зала не нужно убеждать в том, что организованная преступность является сегодня реальной угрозой и для государства и для общества в целом. Сегодня, надеюсь, в ходе «круглого стола» все выступающие так или иначе этот тезис подтвердят.

Безусловно, борьбой с организованной преступностью должны заниматься так или иначе все правоохранительные и так называемые силовые ведомства, но именно на МВД возложена координация в решении этих задач… на коллегии МВД совсем недавно, 8 февраля, президентом было четко объявлено о том, что борьба с организованной преступностью является одним из приоритетных направлений МВД.

К сожалению, предыдущее руководство ведомства так не считало, и четыре с половиной года назад было принято решение об упразднении подразделений по борьбе с организованной преступностью. Тогдашним министром было объявлено о том, что с организованной преступностью в России покончено. Время показало, что это не так.

Результатом ликвидации подразделений ГУБОП стал развал прежней системы оперативного контроля за лидерами и активными участниками организованных преступных формирований, аппаратная неразбериха, которая резко снизила эффективность работы, полностью оказался потерян наступательный эффект, утрачены работающие механизмы получения, сбора, обработки, хранения, использования оперативной информации…

Единственный, кто объективно выиграл от упразднения подразделений по борьбе с оргпреступностью, это сами участники и лидеры организованных преступных групп. И совершенно неслучайно сразу после упразднения этой системы по всей стране, что было зафиксировано оперативными службами, представители криминала организовывали праздники от Дальнего Востока и до Калининграда, где обмывали похороны УБОП. И вскоре после этого решения, кстати, МВД зафиксировало беспрецедентню по своим масштабам так называемую воровскую сходку, на которой сразу было короновано 11 воров в законе.

В чем заключалась особенность системы ГУБОП? Во-первых, в линейном её построении, а во-вторых — в том, что работа велась не от преступления, а от объекта устремлений. Такой подход позволял держать в поле зрения и организованные группы, преступные сообщества, их лидеров, активных участников, заниматься упреждением преступлений, работать по разобщению преступных формирований.

К сожалению, сегодня этот опыт, бесценный, отмечу, опыт в значительной степени утрачен. Оставим за скобками, как именно проходила ликвидация подразделений. Почему часть бесценных архивов была потеряна или уничтожена, почему часть из них оказалась в руках самих объектов разработок, что случилось? И давайте это фиксировать, как Ирина Анатольевна справедливо сказала, бескомпромиссно и честно.

Линия БОП была искусственно разделена между тремя направлениями, теперь ей сегодня в системе МВД занимаются три службы: это подразделение уголовного розыска, подразделение по экономической безопасности и подразделение по противодействию экстремизму.

Понятно, что такой параллелизм в работе дать эффективных результатов не мог. В тех материалах, которые комитет получил при подготовке «круглого стола» из Генеральной прокуратуры, указывается и низкая эффективность разработок по делам оперучёта, в основном, как пишет Генеральная прокуратура, носят они накопительный характер или, проще говоря, что-то фиксируется, кладётся, но дальше никак не реализуется…

Что меня особенно поразило в материалах Генеральной прокуратуры — это вывод, подтверждённый документально, о том, что на протяжении ряда лет различные оперативные подразделения параллельно друг от друга разрабатывают одних и тех же лидеров организованных преступных групп. Ни один специалист, думаю, и в этом зале тоже, не в состоянии объяснить, чем организованное преступное формирование общеуголовной направленности отличается от ОПФ экономической направленности, поскольку в основе у каждого лежит извлечение финансовой или иной материальной выгоды. Я дословно цитирую определение Конвенции ООН против транснациональной организованной преступности. Однако сегодня и оперативная работа и учёт ведётся именно по принципу этого надуманного искусственного разделения. Есть ещё также и организованное преступное формирование экстремистской направленности. Результат, к чему это привело, мы наблюдаем почти ежедневно. Редкий день сегодня обходится без сообщения об очередном громком преступлении, заказные убийства, покушения, грабежи, налёты на банки, финансовые учреждения…

Несмотря на то, что статистика нас пытается убедить в снижении преступности в целом и преступности организованной в частности, криминологи с этим не согласны. Кстати, не согласна с этим и Генеральная прокуратура, и на коллегии, которая в эти минуты идёт, генеральным прокурором было чётко сказано о больших сомнениях в обоснованности статистики, о том, что после того, как функции правовой статистики были переданы из МВД в Генеральную прокуратуру, при более детальном рассмотрении вскрылись многочисленные нарушения, и генеральный прокурор обоснованно говорит: как получается, что у нас преступность в целом в стране снижается, а количество заявлений о преступлениях, наоборот, возрастает.

Кроме того, мы сейчас с вами говорим не просто о преступности, а о преступности организованной, следовательно, имеющей высочайшую латентность. Это явно следует даже просто из анализа статистики… Вот очень показательна статистика, как работает у нас часть 4-я статья 210-й — это создание преступного сообщества лицом, занимающим высшее положение в преступной иерархии. За три с половиной года с момента введения этого состава в Уголовный кодекс он был применён один единственный раз: это произошло в 2011 году в Республике Адыгея, где было возбуждено уголовное дело в отношении Волкова, имеющего статус вора в законе. Ещё тогда в 2011 году Волков и другие лидеры преступных формирований были задержаны силами ГУР МВД. Однако в дальнейшем Волков скрылся, в настоящий момент расследование приостановлено за его нерозыском. И у нас в этом смысле перед глазами есть пример Грузии, где введена сегодня уголовная ответственность за само пребывание в статусе вора в законе. Я ни в коей мере не призываю полностью и слепо копировать грузинский опыт, хотя у него есть очевидный положительный результат. Абсолютное большинство преступных авторитетов покинуло Грузию, значительная из них часть осела у нас, в России.

Тем не менее специалисты говорят (и мы согласны с этим) о необходимости восстановления правового института особо опасных рецидивистов. Это так же необходимо, как и восстановление полноценного административного надзора. В старое время, когда любой авторитет освобождался из мест лишения свободы, он моментально, с момента того, как переступал порог колонии, попадал под жесточайший надзор милиции и оперативных служб. Сегодня этого нет.

Очень тревожным симптомом является снижение раскрываемости общеуголовных, так называемых бандитских преступлений… Это вдвойне тревожно, учитывая массовое освобождение из мест лишения свободы активных членов преступных групп и их формирований, осуждённых в 90-е годы, в том числе в период перехода от старого Уголовного кодекса к новому Уголовному кодексу. Причём, как нам говорят коллеги из МВД, большинство таких лиц после освобождения не встают, что называется, на путь исправления, а формируют вокруг себя молодёжь, создают новые преступные группы как раз чисто общеуголовной направленности.

Специалисты прогнозируют сегодня дальнейшее осложнение оперативной обстановки в регионах, рост бандитизма, новый передел собственности и сфер криминального влияния. Дополнительно это усугублено теми внутренними разборками, которые мы наблюдаем непосредственно внутри самой организованной преступности. Это и всем памятное убийство Ванькова, Усояна и многие другие…

Сегодня системного противодействия организованной преступности в России не ведётся. Вся работа вот в этом направлении носит отрывистый и эпизодический характер… изменить положение вещей могут лишь экстраординарные меры, а не косметические изменения.

Ряд из этих предложений сформулирован в проекте наших рекомендаций. Хочется надеяться на то, что в ходе сегодняшнего обсуждения этот перечень рекомендаций расширится. Речь идёт как о корректировке действующего законодательства, которое не в полной мере позволяет сегодня эффективно противостоять организованной преступности, так и о выработке более системных шагов.

В их числе мы предлагаем обратиться к Президенту с просьбой о создании межведомственной рабочей группы по подготовке государственной концепции борьбы с организованной преступностью. Такое решение было принято ещё в 2011 году комиссией Совета Безопасности.

Мы также считаем необходимым разработку и внесение базового закона о противодействии организованной преступности, который мог бы стать прочной основой в этой работе; закона по аналогии с законами о противодействии коррупции и о противодействии экстремизму.

В перечне рекомендаций есть конкретные предложения по изменениям Уголовного кодекса, Уголовно-процессуального и Уголовно-исполнительного. Не буду их перечислять все. Скажу лишь о нескольких.

Это и более чёткие квалифицирующие признаки 210-й статьи Уголовного кодекса, в том числе и восстановление понятия «особо опасный рецидивист». Это ужесточение ответственности за создание фирм-однодневок, отмывание денег, вывоз капитала. Необходимо, наконец, решить наболевший вопрос об освобождении от ответственности сотрудников в связи с выполнением ими специальных заданий. Это тяжёлая тема об исключении составов 209-го и 210-го (бандитизм и организация преступного сообщества) из подсудности судов присяжных по аналогии с делами террористической направленности. Это совершенствование механизма досудебного соглашения. Это обеспечение раздельного содержания в местах лишения свободы лидеров и участников организованной группы и преступных сообществ. Правда, тут же неминуемо возникает вопрос: кто будет этим широким инструментарием пользоваться? В этом смысле наша позиция она однозначна. Мы убеждены в необходимости восстановления подразделений по борьбе с организованной преступностью.

Я хочу сказать сразу, что речь не идёт о реинкарнации ГУБОПов или паче чаяние СРУБОПов… нам казалось бы разумным создание такой службы на базе оперативно-розыскных бюро главных управлений МВД по федеральным округам, тем более, что сегодня их полномочия и функционал чётко не определены. В свою очередь за счёт имеющейся штатной численности в Центральном аппарате могло быть создано координирующее управление, подчинённое непосредственно заместителю министра…

Окружная структура, чем хороша? Она даёт возможность заниматься и полноценными разработками межрегиональных преступных групп, и возможность создавать необходимые межрегиональные подразделения на территориях там, где это нужно, и сегодня такая практика в главках по федеральным округам у нас уже есть. Это плюс и наличие в главках, наличие точнее, извините, в федеральных округах подразделений Следственного комитета России, что позволит выработать чёткую координацию взаимной деятельности оперативных следственных служб, которые, увы, на сегодняшний день не сформировалась.

И, конечно же, в случае принятия решения о создании таких подразделений, в значительной степени их усилия следует составить именно на преступления, скажем так, бандитского характера и подразделения эти могли бы называться «по борьбе с организованной преступностью и бандитизмом», учитывая прогнозы специалистов о росте именно бандитизма в ближайшее время…

Прошло 4,5 года после того, как решение о расформировании ГУБОПов было принято. Сегодня так или иначе впрямую, косвенно все вынуждены соглашаться с тем, что решение не было до конца продумано, я в силу простоты характера прямо называю его ошибкой, кто-то из коллег говорит о том, что оно было не до конца выработано. Тем не менее 4,5 года — это серьёзный большой срок, мы потеряли за это время много, потеряли разработки, потеряли, конечно же, людей, поскольку основной костяк ушёл не только из этих подразделений, а в целом из системы, но ещё не поздно эту систему восстановить в новом виде, в новом ракурсе, исходя из тех задач, которые возложены сегодня на обновлённую полицию Президентом страны.

Но чем дольше мы будем спорить вокруг этого и чем дольше мы будем откладывать этот вопрос, тем меньше шансов на том, что наши действия увенчаются успехом. Спасибо.

Председательствующий. Спасибо, Александр Евсеевич. Я думаю, что позиция комитета по безопасности очевидна, Александр Евсеевич представил очень развёрнутый анализ и рекомендации, которые представлены вашему вниманию, они содержат целый ряд конкретных предложений.

Мы очень заинтересованы услышать ваше отношение и вашу оценку, в том числе, тех проблем, которые нами заявлены в числе ключевых: это и досудебное соглашение, кстати говоря, сегодня на коллегии в прокуратуре Генеральным прокурором был обозначен взгляд эту проблему по теории Вышинского о том, что у нас вдруг появляется царица доказательств, что кто-то один даёт информацию, на основании этого строится доказательство.

Но нас это даже волнует ещё и с другой точки зрения, что у нас те лица, которые фактически через сделку с правосудием сами получают возможность в достаточной степени обезопасить сами себя с точки зрения уголовного преследования, как дальше обстоит ситуация по ним, в случае, если они потом отказываются от таких показаний, в случае, если потом выявляется недостоверность…

Вы знаете, что в последнее время у нас было совершено ряд убийств представителей судебной системы, судейского сообщества — судий. И в этой связи непраздный возникает вопрос, а присяжные, которые у нас должны выносить решение по делам, связанным с организованной преступностью, они защищены? Мы сегодня можем быть уверенны в том, что они будут независимы в принятии своих решений? Вопрос защиты свидетелей — это тоже вопрос, который связан с противодействием организованной преступности.

У нас присутствует Чекалин Александр Алексеевич — первый заместитель председателя Комитета Совета Федерации по обороне и безопасности. Предоставляю вам слово, Александр Алексеевич…

Чекалин А.А. … наш разговор совпал с выходом в свет «дорожной карты»… И вот пунктом 3.11 вот этого документа, «дорожной карты» второго этапа реформирования системы Министерства внутренних дел или просто дальнейшего реформирования является признание необходимым факта рассмотрения и принятия организационно-правовых решений по созданию структур по борьбе с организованной преступностью.

Я начал бы с международного аспекта. Дело в том, что сегодня организованная преступность — это не шпана 90-х, беспредельная, 15, 20, 30, 40 человек. Сегодня это интеллигентные люди, имеющие экономическое образование, владеющие языком, прекрасно одетые, имеющие манеры, с открытыми визами в целый ряд государств, которые спокойно открывают многие и многие кабинеты для различных вот таких вот явлений.

Поэтому есть несколько предложений, которые просил бы рассмотреть.

Первое. Это расширение за пределы СНГ географии межправительственных соглашений о взаимном исполнении следственных и оперативно-розыскных международных поручений по тяжким и особо тяжким преступлениям, особенно имеющих признаки оргпреступности…

Второе. Необходимо расширение стран-участников договорённостей об экстрадиции участников УПГ, скрывающихся от следствия и суда в иных государствах. Сегодня это носит почти факультативный, то есть необязательный характер. И очень часто выдача преступников не производится либо по умолчанию, либо по надуманным предлогам.

Третье. Остро встаёт вопрос создания устойчивой системы международного информационного обмена о численности, составе, уголовной квалификации транснациональности ОПГ. Есть основание полагать, что Интерпол в этой части значительно бюрократизирован. …

При создании подразделений по борьбе с организованной преступностью необходимо исключить мелкотемье, хождение этой организации параллельным курсом с уголовным розыском и подразделениями по борьбе с экономическими преступлениями по одним и тем же преступлениям, часто малозначительным, одним и тем же преступным группировкам. Нормативно определить для этих подразделений перечень наиболее тяжких составов преступлений, совершаемых устойчивыми группировками, очень часто комбинирующих жестокую уголовщину с казнокрадством, крупным мошенничеством, отъёмом собственности, похищением людей, терроризмом, незаконным оборотом оружия и наркотиков, контрабандной деятельностью.

Следующее. Рассмотреть возможность расширения так называемого отказного списка на въезд в Российскую Федерацию. Кроме лиц, систематически нарушающих миграционное законодательство, дополнить этот список сегментом участников ОПГ на основе мотивированных персональных судебных решений. Далее нужны дополнительные законодательные решения по недопущению вторжения криминальных структур, располагающих крупным криминальным капиталом, в политическую жизнь регионов, муниципальных образований, лоббирование своих интересов во властных структурах, в том числе путём формирования выгодного им общественного мнения через средства массовой информации, принятие нормативно-правовых актов, создающих благоприятные условия для их деятельности.

Далее… Процессы организации таких формирований зачастую прикрыты легендой законопослушной деятельности. Практика знает примеры, когда это фонды на самом деле общаки, национально-культурные центры, место пребывания сбора членов ОПГ, ассоциации, на самом деле группы, подгруппы целевого преступного назначения.

Поэтому последнее, чтобы я предложил, — это провести некий анализ существующего законодательства — и понятийный, и лингвистический; выставить фильтр различного рода категорий двойного токования, для того чтобы создать абсолютно точную правовую конструкцию борьбы с организованной преступностью. Спасибо.

Председательствующий… Уважаемые коллеги, слово для выступления предоставляется советнику Министра внутренних дел России Владимиру Семёновичу Овчинскому, генералу-майору милиции в отставке.

Овчинский В.С.… сам факт того, что Совет Государственной Думы принял решение о проведении сегодняшнего «круглого стола», посвящённого вопросам противодействия организованной преступности, уже свидетельствует о том, что на самом высоком государственном уровне ситуация, которая была такой до последнего времени не совсем понятной по отношению к оргпреступности, она сдвинулась с мёртвой точки.

До недавнего времени совсем мы только в рамках криминологической ассоциации, которую возглавляет Азалия Ивановна Долгова, или Союза криминалистов и криминологов, который возглавляют Мацкевич и Минх, других организаций, могли только локально на научном уровне, в таком узком кругу специалистов обсуждали эти проблемы. Теперь в стенах Государственной Думы мы говорим то, о чём мы кулуарно говорили все эти годы… совершенно ясно, что мы не можем взять просто старые наработки, старые варианты, проекты законов, и сейчас их вынести на обсуждение. Время так стремительно развивается. Формы организованной преступности настолько быстро меняются, что мы обязаны готовить принципиально новый документ.

Одновременно таким же принципиально новым документом должна стать государственная концепция борьбы с организованной преступностью, о которой сегодня говорили. Сейчас не модно последнее время особенно в связи с законами, принятыми по отношению к детям, говорить о позитивном опыте Соединённых Штатов. Но давайте признаем честно, что наиболее продвинутыми за последние десятилетия в вопросах борьбы с организованной преступностью были именно правоохранители и учёные Соединённых Штатов. И когда мы говорим о разработке концепции борьбы с организованной преступностью, нельзя не учитывать две стратегии, принятые США. Одна 2008 года стратегия по борьбе с транснациональной организованной преступностью, которую разработало и приняло Федеральное бюро расследований. А вторая 2011 года, которая Белым домом США принята и на основании которой президент США Барак Обама несколько декретов издал. Это серьёзнейшие документы, которые включают самые современные элементы борьбы с организованной преступностью…

Следующий вопрос. В рекомендациях предусмотрено собрать воедино весь комплекс мер, комплекс специальных операций оперативно-розыскного характера и профилактического, которые заложены в межгосударственных программах, разработанных по линии Содружества Независимых Государств, по различным линиям, связанным с борьбой с преступностью: торговля людьми, незаконная миграция, наркотики, экстремизм. Собрать воедино и в едином комплексе осуществлять, едиными командами осуществлять их на территории страны. Если мы это сделаем, это будет основа национального плана противодействию организованной преступности. Это третий документ, который необходимо разработать у нас в стране: федеральный закон, концепция, национальный план.

Теперь о самом остром вопросе, связанном с восстановлением подразделений по борьбе с организованной преступностью. Так получилось, что в 1992 году, когда разрабатывалась вся система по борьбе с организованной преступностью, в рамках Совета Безопасности, который тогда возглавлял ушедший недавно из жизни Юрий Владимирович Скоков, тогда я был, входил в команду разработчиков и я прекрасно понимаю, чем руководствовались тогда, создавая РУБОПы. Давайте прямо говорить. Не вопросами борьбы с организованной преступностью. Страна распадалась на куски, сепаратизм процветал во всех регионах. Поэтому было принято решение создать РУБОПы независимые от местных МВД, ОВД. Не было тогда такого понятия как вертикаль власти, тогда был провозглашён тезис: ешьте суверенитета, сколько сможете, и поэтому тогда РУБОПы явились той силой, которые держали страну по вертикали власти, не давая разрастаться сепаратизму. Сейчас другая реальность.

Вы знаете, что я был всегда жёстким сторонником спецподразделений. Они нужны, но какие? Вот так вот взять просто и восстановить РУБОПы, забрать лучшие кадры из уголовного розыска, лучшие кадры из БЭПов и создать механическим путём. Мы тогда и розыск обвалим, и БЭПы обвалим сейчас. Значит, искать надо новые формы. Какие новые формы? Потом что такое сейчас оргпреступность? Мы сегодня ни разу не говорили об организованной преступности в сфере информационных технологий, киберпространства. Это совершенно новый вид. Это главная угроза сейчас. Там миллиарды улетают. Миллиарды разворовываются и у нас в стране, и за рубежом. Действуют транснациональные группы, которые этим занимаются. Это что, сделаешь в рамках РУБОП?

Мы сейчас пытаемся в рамках спецподразделений по проведению специальных технических мероприятий это создать. Это целая новая система должна быть. Если говорить о современной оргпреступности, главное, чтобы взять под жёсткий контроль то, что называется профессионально организованной преступностью. Так называемых лидеров воров в законе, криминальных авторитетов, смотрящих, положенцев и прочих людей, которые все эти годы продолжают занимать доминирующие позиции в преступной среде. Каким путём их взять? Нужны разведывательные подразделения нового типа, антикриминальные разведывательные подразделения… Конституционный Суд принял целый ряд решений, где черным по белому написано: «оперативно-розыскная деятельность на то и является оперативно-розыскной, что она является секретной, негласной деятельностью, которая должна готовиться в глубоком секрете и тайне от преступного мира. Руководство МВД на этом направлении сейчас работает… все руководители МВД, начиная от министра Владимира Александровича Колокольцева, который сам полжизни провел в подразделениях по борьбе с организованной преступностью, и Михаила Григорьевича Ваничкина, который возглавлял Главное управление по организованной преступности МВД России, а сейчас является заместителем по оперативной работе, работают в этом направлении ежедневно. Организованная преступность — главный объект внимания сейчас руководства МВД. И все необходимые структуры и меры приняты и созданы будут. Поэтому благодарю за внимание.

Председательствующий… Предоставляю слово Москальковой Татьяне Николаевне, заместителю председателя Комитета Государственной Думы по делам Содружества Независимых Государств и связям с соотечественниками, генерал-майору милиции.

Москалькова Т.Н. … Пока мы будем свидетелями публичных и циничных похорон воров в законе, можно сказать, что организованная преступность есть, и она себя чувствует уверенно и в безопасности… Я хотела бы остановиться на вопросах борьбы с организованной преступностью в рамках Организации Договора о коллективной безопасности и Союзного государства России и Беларуси, двух интеграционных систем, где отлажена эта работа. И о новой интеграционной системе, которой предстоит ещё отстроить систему противодействия новым вызовам и угрозам, это Таможенного союза и единого экономического пространства. А к 2015 году, к 1 января мы должны создать, такая постановка первым лицом государства президентом Путиным, мы должны создать Евразийский экономический союз, принципиально новую интеграционную систему. Ну а к этой системе мы должны подойти и с полным комплексом инструментария, противодействующего организованной преступности.

По данным экспертов правоохранительных органов, около 80 процентов предприятий среднего и малого бизнеса сегодня находятся под контролем преступных организаций и криминализируют экономику, способствуя сокрытию налогов, повышению цен на товары и услуги. Организованная преступность сегодня является далеко не последним фактором в процессе оттока капитала из России и не только из России, но и из стран СНГ. В 2008 году страна потеряла 133 миллиарда долларов вывозом капитала, в 2011 году — 84, в прошлом — 40, значительно меньше, но всё-таки эти цифры нас серьезно беспокоят. И это тоже свидетельствует о низком контроле за организованной преступностью…

ОДКБ отработала систему проведения операций, которая помогает совместным усилиям шести государств …С 2003 года под эгидой ОДКБ проводится региональная антинаркотическая операция постоянного действия «Канал», цель которой заключается в выявлении и блокировании маршрутов контрабанды наркотиков, пресечение деятельности подпольных лабораторий, предупреждение утечке прекурсоров в нелегальный оборот, подрыв экономических основ наркобизнеса. В результате такой постоянно действующей операции в 2008-2010 году было изъято из незаконного оборота около 245 тонн наркотиков, в том числе более 12 тонн героина, около 5 тонн кокаина, 42 тонн гашиша и так далее. Под эти операции была создана фундаментальная правовая база в виде совместных договоров и соглашений по подготовке кадров правоохранительных органов, которые действуют в одной системе координат и в одной системе категориальной понятийной платформы.

Благодаря этим действиям удалось разоблачить целый ряд бандформирований и перейти к новой системе операций, связанных с выявлением незаконной организации миграционных процессов. В декабре 2011 года Организация Договора о коллективной безопасности создала коллективные силы оперативного реагирования. Впервые мы перешли от теории вопроса создания единой законодательной платформы и наработки в правоприменительной практике в виде отдельных операций к комплексному подходу и созданию единых международных сил, способных реагировать на кризисные ситуации, в том числе связанные с организованной преступностью.

Комплекс деятельности КСОР, их компоненты различны, от противодействия агрессии, до противодействия организованной преступностью. Сегодня в эти силы коллективного реагирования входят и подразделения МВД, правоохранительной системы, которые позволяют проводить на более высоком уровне целый комплекс операций по выявлению и каналов финансирования терроризма, и незаконного оборота наркотиков, незаконной миграции в Российскую Федерацию и в страны ОДКБ. В частности, в результате проведения операции «Нелегал 2011» миграционными службами и правоохранительными органами государств-членов ОДКБ было выявлено более 96 тысяч нарушений миграционного законодательства.

Вместе с тем совершенно очевидно, что законодательная база на сегодняшний день требует существенного обновления. Первое, у нас не ратифицирована Конвенция о правовой помощи по уголовным гражданским и семейным делам 2002 года, что разорвало наше поле СНГ, и не даёт возможности эффективно проводить оперативно-розыскные, следственные и другие уголовно-процессуальные действия. Второе, отсутствует Конвенция о передаче уголовных дел в случае, если лицо, совершившее преступление, транспортировалось, выехало в страну своего гражданства, и не подлежит выдаче. Эта система правоотношений у нас сегодня остаётся не отстроенной.

Программа Союзного государства, которая закончила своё действие, Союзного государства России и Беларуси, закончила своё действие в 2012 году, к сожалению, оказалась не пролонгированной, и её положительный опыт сегодня, в том числе и в области борьбы с организованной преступностью, оказался пока не востребованным.

Третье. В Уголовно-процессуальном кодексе предлагается существенным образом отказаться от института возбуждения уголовного дела, и использовать опыт украинского уголовно-процессуального законодательства, молдавского и других, которые дали позитивный результат…

Председательствующий… слово для следующего выступления предоставляется Владимиру Александровичу Колонде — первому заместителю директора Федеральной службы по контролю за оборотом наркотиков. Как я уже сказал, сегодня до 50 процентов всех дел по 210-й статье Уголовного кодекса как раз и возбуждается по материалам ФСКН.

Колонда В.А. … по большому счёту, большинство преступлений, которые связаны с незаконным оборотом наркотиков, совершаются организованными группами. И практически каждое преступление имеет под собой соответствующую финансовую подпитку. Экономика в сфере незаконного оборота наркотиков, то есть незаконная экономика, она играет достаточно весомую, если не определяющую роль…В текущем 2012 году нами было возбуждено более 100 уголовных дел, связанных с 210-й статьёй Уголовного кодекса, это «Преступное сообщество», 63 уголовных дела было направлено нами в суд. Более тысячи руководителей преступных группировок были осуждены приговорами, вступившими в законную силу. Из них три четвёртых были осуждены на сроки свыше 10 лет.

Вы уже в курсе, что с 1 января текущего года вступили в силу изменения действующего законодательства, которые предусматривают усиление уголовной ответственности, вплоть до пожизненного лишения свободы за контрабанду и сбыт наркотиков в особо крупных размерах. Кроме того, там же перечень изменений действующего законодательства, предусматривающий повышенную уголовную ответственность за распространение наркотических веществ в местах массового досуга, в учреждениях, предназначенных для спорта, культурных учреждениях, в местах лишения свободы, на средствах транспорта, ну и так далее… в 2012 году было принято 8 законов, которые связаны с борьбой с незаконным оборотом наркотиков. В основном, это два направления.

Это первое. Защита нашей молодёжи. И второе. Ужесточение или усиление ответственности в отношении лиц, которые сделали торговлю наркотиками своим преступным промыслом.

Если говорить о сфере легализации, то более, или, вернее, говорить, чуть меньше половины уголовных дел, которые связаны с легализацией доходов, полученных преступным путём, это тоже заслуга нашей службы. Но, если говорить по конечному результату, сумма финансовых средств, которые были возвращены государству, в рамках этих уголовных дел, всего лишь чуть более полумиллиарда рублей, что, естественно, это доля, даже не процент, а доля процента от всего объёма финансовых средств, которые незаконно получены в результате этого оборота. И здесь возникает вот то первое предложение, которое уже здесь звучало в выступлениях, о необходимости доступа к банковской тайне в период проведения оперативных разработок. Много критики поступает в адрес этого предложения. Но все забывают, что никто не настаивает на том, что оперативный работник имел бы прямой доступ к этой самой банковской тайне.

Мы предлагаем сохранить ту же самую процедуру, которая действует либо в рамках уголовного дела, либо даже её и усилить, то есть включить две степени защиты — прокурорскую и судебную, если не хватает только лишь одной судебной.

Но факт остаётся фактом. На момент возбуждения предикатного уголовного дела, основного, которое является предпосылкой для возбуждения уголовного дела по статье 174-й, деньги-то уже уходят, нет денег. То есть банковские операции проводятся в течение секунд, в течение минут. Поэтому, как только поступает информация о том, что возбуждается уголовное дело (и не только у нас, я думаю, так же и по экономическим преступлениям, по преступлениям, связанным с другими видами преступной деятельности), деньги исчезают. И поэтому разыскать их — это огромная и огромная проблема.

Да, предложение сложное, оно неоднозначное. Но мне хотелось бы, чтобы оно нашло отражение в рамках сегодняшнего «круглого стола» и было нашими коллегами поддержано.

Необходима и корректировка, естественно, 210-й статьи. Александр Евсеевич уже говорил о том, что переквалификация. До 30 процентов уголовных дел по преступным сообществам переквалифицируется в рамках судебного следствия. Это действительно так. И иногда это связано…

На мой взгляд, это связано с тремя причинами. Иногда это связано с некачественной работой оперативно-следственных подразделений, и тогда не вызывает никаких сомнений необходимость переквалификации. Но иногда это связано, во-первых, с тем, что неправильно или по-разному толкуются признаки статьи 210-й. И у нас есть такие подтверждения, когда уголовные дела, по которым были приняты соответствующие решения по переквалификации и даже оправдательные приговоры, после отмены Верховным Судом эти дела подлежали пересмотру, и выносились реально достаточно существенные сроки, признавалось наличие 210-й статьи.

Следующая причина — это … мы не всегда уверены в том, что присяжные заседатели могут объективно и беспристрастно рассмотреть уголовное дело, связанное с 210-й статьёй. И тоже этому примеры есть. Поэтому, может быть, такое же предложение нам включить в наши рекомендации? Так же, как по делам, связанным с терроризмом, чтобы 210-ые статьи рассматривались не коллегией с участием присяжных заседателей, а профессиональным составом суда.

Также я поддерживаю предложение Александра Евсеевича, связанное с необходимостью определения правового статуса оперативных работников, действующих на негласной основе в преступной среде. Я был на 10-дневной стажировке в Агентстве по борьбе с наркотиками в США и могу сказать, что я не видел, наверное, или в практике деятельности этого агентства не было ни одного разоблачения крупного наркокартеля, чтобы в рамках судебного следствия не звучали показания подобного рода сотрудников. У нас же это большая проблема. Нам либо приходится решать этот вопрос ещё далеко на ранней стадии до реализации, либо (что, к сожалению, тоже иногда бывает) выносятся обвинительные приговоры в отношении указанной категории лиц…

Следующая проблема – это… то, что большинство преступлений совершается у нас ОПС, имеющими этнический характер… Чем проще пересечь государственную границу, тем тяжелее бороться с контрабандой…

В США из 94 тонн кокаина 57 изымается на государственной границе… нам нужно предусмотреть адекватные меры, включая подготовку соответствующих международных соглашений, которые бы позволяли, так скажем, оперативно и эквивалентно реагировать на те угрозы, которые возникают в результате того, что экономика развивается, экономика объединяется, а мы забываем, что этими же благами начинают пользоваться и преступники…

У нас по 210-м статьям до 90… Большинство, или подавляющее большинство, или все руководители, а зачастую и члены этих преступных сообществ, от показаний отказываются, ссылаясь на статью 51, и тем не менее они благополучно уходят на УДО… при рассмотрении вопросов, касающихся облегчения любых мер, связанных с освобождением от ответственности, либо снижения вида наказания в отношении данной категории лиц, должны учитываться или должны учитывать поведение указанных лиц на стадии предварительного следствия. Раскаявшихся, к сожалению, в нашей среде или в среде преступников, которые занимаются незаконным оборотом, очень мало. ..

… наш директор говорил об этом предложении, я его здесь повторю. Необходимость по нашим видам преступлений переложить бремя доказывания по имуществу, которым обладает преступник, непосредственно на самого преступника, а то получается у нас иногда, честно говоря, парадокс — мы в отношении чиновников такие меры предусматриваем, а в отношении преступников у нас государство пытается всеми допустимыми, естественно, законными средствами доказать очевидное о том, что человек, который ни дня не работал, не может подтвердить ни декларацией, ни какими-либо документами законность происхождения своего имущества, но обладает многомиллионным состоянием…

Председательствующий… Слово для следующего доклада предоставляется Николаю Александровичу Овчинникову — директору Бюро по координации борьбы с организованной преступностью и иными основными опасными видами преступлений на территории государств-участников СНГ, генерал-полковник полиции, в прошлом также начальник ГУБОП МВД России.

Овчинников Н.А.… После распада Советского Союза, упразднения Министерства внутренних дел Советского Союза как единого центра, координировавшего работу всех республик по противодействию и преступности, правоохранительные органы в странах СНГ столкнулись с ростом числа преступлений, совершаемых организованными преступными группами. Этот факт предопределил вывод руководителей государств о необходимости создания межгосударственного органа, который бы координировал взаимодействие органов внутренних дел всех государств СНГ в борьбе с организованной преступностью на всём пространстве Содружества.

И 24 сентября 1993 года решением Совета глав правительств СНГ такой специализированный орган был создан, им стало Бюро по координации и борьбы с организованной преступностью и иными опасными видами преступлений на территории государств-участников СНГ. Работой Бюро в настоящее время руководит Совет министров внутренних дел государств-участников СНГ, который в свою очередь был учреждён в 1996 году.

Правоохранительная сфера явилась одной из наиболее плодотворных областей совместной работы государства, содружества. Это обусловлено тем, что у правоохранительных органов содружества, стран содружества имеется значительная практика взаимодействия в борьбе с преступностью, которая в целом сложилась ещё во времена Советского Союза. Как директор бюро, координирующего многостороннее взаимодействие в формате СНГ на антикриминальном направлении, я позволю себе высказать некие суждения по проблематике сегодняшней встречи.

Причины зарождения и развития организованной преступности в странах СНГ после распада СССР хорошо известны и исследованы, в том числе и теми из наших коллег, которые сегодня присутствуют на этой встрече. Достаточно отметить, что об угрозах организованной преступности Александр Иванович Гуров многоуважаемый говорил ещё во времена существования Советского Союза. Как принято нынче говорить, предупреждал в режиме реального времени… большинство из причин, факторов формирования и развития организованной преступности, которые существовали при её зарождении, в том или ином виде продолжают существовать и сегодня, и во всех странах СНГ. Тенденции примерно одинаковые. Более того, я считаю, мы считаем (бюро) в ходе анализа этого, что некоторые даже обострились в условиях замедления экономического развития, которое вызвано последствием мирового кризиса. Несмотря на сравнительно небольшую ежегодную долю преступлений в странах СНГ в целом, совершаемых организованными преступными группами, это около одного процента. Я имею в виду общую статистику. Одного процента от числа всех регистрируемых преступлений. Их деятельность оказывает серьёзное влияние на оперативную обстановку. Это связано с тем, что большинство сообществ имеют тесные преступные связи в других государствах, а усилия правоохранительных органов по борьбе с ними иногда приводят не к ликвидации, а лишь к вытеснению этих группировок на территорию другого государства, содружества.

Коллеги из стран СНГ отмечают, что наиболее характерными формами преступной деятельности на всём пространстве СНГ является незаконный оборот наркотиков, организация проституции, вымогательство, автобизнес незаконный, незаконная миграция, контрабанда, изготовление, сбыт поддельных денег и ценных бумаг. Безусловно, и преступная деятельность в высокодоходных отраслях экономики. По данным МВД, государств-участников (тут, здесь уже говорили о процентах), по нашим данным, государств-участников СНГ, четверть преступных сообществ отмывают преступные капиталы через легальные коммерческие структуры. Но в данном случае речь идёт о таком объёме, что 80 процентов или 25 не так уж и важно. Для реализации высокодоходных преступных процессов как и везде, во всех странах используются возможности коррумпированных сотрудников государственных органов. То есть вопросы борьбы с коррупцией во всех странах СНГ стоят точно также, при этом прослеживается определённая специализация преступных групп. Я не буду на ней останавливаться. Специалистам понятно, о чём идёт речь. Совокупность факторов, о которых мы говорим, и практически полная открытость границ, наличие устойчивых преступных связей, традиционно помноженное на следование преступным традициям, которым не один десяток лет, предопределяет и вектор ответных мер со стороны правоохранительных органов СНГ, которые должны носить (и мы стремимся к этому комплексно) и совместный программно-целевой характер, координируется из единого центра.

Хотя, конечно, координирующая функция, например, нашего бюро лишь дополняет ту работу, те основные меры по борьбе с организованной преступностью, которые принимаются непосредственно самими участниками, этими министерствами.

Для информации, функции борьбы с организованной преступностью в странах СНГ возложены на специализированное подразделение по противодействию с организованной преступностью, и такие подразделения в настоящее время существуют в девяти из десяти… государствах, которые в настоящее время входят в Содружество Независимых Государств. То есть, кроме России, во всех министерствах внутренних дел существует специализированное подразделение по борьбе с организованной преступностью. И координирующие усилия бюро во многом сводятся к организации взаимодействия как раз этих специализированных служб…

Но хотел бы сказать, что в деятельность по борьбе с организованной преступностью в масштабе всего Содружества очень серьёзный я бы сказал, основной вклад вносится Российской Федерацией, что, естественно, ну, объясняется, безусловно, и огромной территорией, населением, тем, что Россия является центром притяжения и капиталов, в том числе и преступных устремлений, всё такое. Но тем не менее хотелось бы активность Министерства внутренних дел на этом участке всё-таки отметить. Во многом благодаря российским правоохранительным органам на пространстве СНГ реализуется свыше десяти целевых межгосударственных программ по проблематике оргпреступности, в том числе касающихся борьбы с незаконным оборотом наркотиков, миграции, торговли людьми. На территории государств Содружества единовременно проводятся единовременно комплексно оперативные профилактические мероприятия единовременные по различным видам борьбы с преступностью. В 2012 году, Например, было организовано 14 таких комплексных оперативно-профилактических мероприятия и две специальных операции.

Вот в 2012 году мы свели, так сказать, информацию из Министерства внутренних дел, полиции государств — участников СНГ. В результате этих операций была пресечена деятельность 193 организованных преступных групп, раскрыты 24 тысячи преступлений, 10 тысяч лиц, находящихся в розыске, в том числе 1200 лиц в межгосударственном розыске. Это я сказал эти цифры для того, чтобы просто иметь представление об объёмах преступной деятельности именно организованных преступных групп на территории СНГ.

Другим приоритетным направлением деятельности органов внутренних дел государств Содружества является установление и задержание преступников, находящихся в межгосударственном розыске. И эта работа также координируется бюро… Также бюро занимается оказанием практической помощи…

При выполнении практических прикладных задач в полной мере используется институт представителей стран СНГ, которые являются моими заместителями…На них возложен контроль за деятельностью следственно-оперативных групп, и так далее, и так далее. То есть весь комплекс проблем, которые существуют во взаимодействии между конкретной страной, СНГ в целом или отдельными странами. Этим занимаются они. Кроме того, в структуру нашего бюро (хочу для информации сказать) входят региональные оперативные группы в Центрально-азиатском регионе…

Существуют и факторы, осложняющие работу, безусловно. Различные страны имеют свои особенности и интересы, которые не всегда в полной мере совпадают. Политические процессы также оказывают значительное влияние на интенсивность и результативность участия того или иного государства в антикриминальном сотрудничестве. И это в бюро мы хорошо чувствуем…

Реальная ситуация сегодня состоит в том, что национальное законодательство нередко ставится выше договорённостей, принимаемых в формате СНГ. Поэтому вот здесь уже (может быть, это по тематике, если говорить о предложениях) нужны решения на уровне государственных органов, так сказать, которые бы содержали конкретные обязательства, механизмы реализации и контроля и ответственность за нарушение договорённостей. Чтобы правовые акты, принятые в рамках СНГ, работали, необходимо определить круг правоотношений, по которым требуется имплементация, и привести национальное законодательство в соответствие с правовыми документами СНГ…

Председательствующий… Слово для следующего выступления предоставляется Александру Ивановичу Гурову, одному из первых начальников будущего ГУБОП МВД, генерал-лейтенанту милиции в отставке.

Гуров А.И. … Проиграна игра с организованной преступностью? Проиграна. Ведутся арьергардные бои местечковые, фланговые. МВД не может оправиться после той ошибки, которая как всегда произошла… Но разве это первое явление исчезновения на нашей практике? Нет, конечно. Так же куда-то делись подразделения по профилактике, и теперь мы заимствуем зарубежный опыт, хотя у нас свой собственный был…

Поэтому системы-то нет. Все признают. Что делать? Создавать подразделения? Я сам их создавал в СССР, в КГБ работая. Поверьте, вот из этого балласта, который я называю, вот «вериги» в виде управлений или ретрансляторы, их можно ещё назвать, региональные управления, создать подразделение полноценного характера нельзя… Но создавать надо, придется… свое выступление я посвящаю тем 300 погибшим и нескольким тысячам искалеченных сотрудников, которые работали в наших подразделениях, ибо они-то и защитили страну от полного расхищения с этими совместными СП, кооперативами и последующими уже структурами ельцинского периода.

Нарастает, и это совершенно очевидно, проблема этнических группировок, живущих на территории России, я пока имею в виду их. Это деструктивные группировки. При определенной ситуации они могут создавать сетевые структуры по принципу землячества, и одними агентурно-оперативными методами здесь не обойдешься и уголовно-правовыми тоже. Здесь и на конфессиональной основе надо, видимо, работать, и национальные вопросы тоже затрагивать… Может быть, подумать о введении этнологов, которые, кстати, были в полках дореволюционной армии, а сегодня мы как бы все сами знаем. Подумать надо, посмотреть.

…В советское время…организованная преступность вызревала в государственных предприятиях, то есть в системе торговли, например, и имела все признаки мафии…Питаются они исключительно бюджетными деньгами, создают сетевые структуры, ибо организованная преступность и её смысл — это незаконное получение сверхприбылей…

Посмотрите на Министерство обороны, и вы увидите, как дробятся дела. Я уж не говорю о мерах пресечения, там, боже мой, это… То есть мы как бы содействуем организованной преступности «беловоротничкового» типа. А это самая тяжелая организованная преступность. Ни «вор в законе» сегодня опасен, хотя он тоже опасен, а именно «беловоротничковая», разрушающая не только экономические основы государства, но мораль и нравственность, которые ещё остались.

Третий момент. Это международная организованная преступность… видимо, без стратегии и концепции… мы не сможем дальше так бороться с организованной преступностью, и все эти вопросы, конечно, нужно будет учитывать…

Председательствующий… Владимир Абдуалиевич Васильев должен нас покидать, но попросил несколько слов для того, чтобы высказать ещё дополнительно возникшие мысли.

Васильев В.А. … битва не проиграна, к счастью. Хотя, конечно, у каждого своё ощущение. Мы сейчас с вами имели возможность получить достаточно объёмное представление, хотя, конечно, фрагментарное, об этой проблеме, очень большой и сложной. И мы с вами увидели, во-первых, что действительно был период, когда существовала эта система, и она работала, и она выполнила в то время очень важную задачу, когда, по сути, действительно уже власти угрожала организованная преступность. Помните, те шестые отделы, о которых говорил Александр Иванович, которые создавали отцы-основатели этой службы. Они выполнили эту роль, действительно решили.

Далее возникли, может быть, даже процессы, когда обгоняли время самые талантливые, самые принципиальные представители этих служб. Короче говоря, мы имеем ситуацию, когда сейчас вот по докладу, мы тоже его внимательно с вами слушали, профессионалы в девяти из десяти взаимодействующих государств, такие службы существуют, но кардинально оперативная обстановка от обстановки в России не отличается по этому же докладу.

В то же время мы слышали доклад руководителя Службы наркоконтроля, вот все мы, кто давно работаем, помним, как она формировалась, эта службы, и вы знаете, наверное, я думаю, из всех это был доклад действительно руководителя Службы по борьбе с организованной преступностью. Я помню, когда мы имели эту статью только вновь созданную, я как раз тогда имел общение, к сожалению, с ныне уже отсутствующим в жизни руководителем этой службы, мы обсуждали, почему нет этих статей по преступному сообществу? Сегодня они доминируют в статистике в целом. Это отрадно слышать. И то, что три четверти получают больше десяти лет — хорошая информация.

Так что в том, что мы услышали, есть не только проблемы, но есть и решения этих проблем. И с этой точки зрения, я думаю, как всякий, кто берётся за сложное дело, мы с вами видим, что это только начало пути.

Я бы хотел сказать, что тема — это практика и правовые аспекты, насколько я мог, больше вопросов к практике, правовые аспекты звучали, то, что часть решены, и серьёзно, но привёл Александр Алексеевич пример, когда закон вообще спит, по сути, все, каждого члена преступного сообщества можно сегодня привлекать к ответственности, и один единственный пример тому свидетельство. Но где посадки? Простой вопрос. Для этого что надо, создавать специальную структуру? Это можно делать? Не получается пока. А, может быть, просто не хотят люди работать?

Теперь такой очень важный момент, говорили о нём, это доступ к информации персональной и, в частности, доступ к банковской тайне. У меня такое ощущение, что мы на грани решения этой проблемы, сейчас есть целый ряд предложений, которые направлены на так называемой антиоффшорное законодательство. И я полагаю, что в ближайшем будущем эти вопросы будут решаться, как и другие ваши предложения, направленные на правовые основания борьбы и совершенствования с организованной преступностью…

Можно создавать структуру, можно её называть, можно её штатно напитывать и всё делать, а можно работать…

Мы увеличили в дважды финансирование системы МВД, увеличиваем финансирование других структур. И вот на многих совещаниях я слышу вопрос, который задаёт Иванов Сергей Борисович прямо: где посадки крупные, масштабные, организованные, где? Вот это серьёзный вопрос.

И я думаю, что он, в общем-то, рефреном будет звучать, а мы будем находить решение. Вы будете находить практические, а мы юридические, обеспечивая эту работу…

Председательствующий… следующим по списку шёл Александр Александрович Овчинников. С удовольствием предоставляю ему слово, член Президиума Союза криминалистов и криминологов, генерал-лейтенант милиции в отставке, также в прошлом бывший начальник ГУБОП МВД России.

Овчинников А.А.… Как практик хочу отметить, первое, все процессы, происходящие в организованной криминальной среде, у нас развиваются сегодня во времени, по спирали, однако, они имеют тенденцию видоизменяться и перемещаться на новые, более качественные орбиты, что требует совершенно других подходов в борьбе с этими явлениями.

И второй момент: существенно изменились условия обитания организованной преступности, это и политические, и социальные, и экономические, правовые, не учитывать этого в организации этих обстоятельств никак нельзя.

…создание сегодня подразделений по борьбе с организованной преступностью в том виде, какими они были в прошлом веке, будет, на мой взгляд, большой ошибкой.

Ключевые особенности сегодняшнего момента. … я немножечко не по целевому концу, где достижение прибыли, а по методу совершения преступлений сделал разделение всё равно на преступные сообщества, контролирующие экономическую и общеуголовную сферы влияния. Это обуславливается, в первую очередь, тактическими особенностями ведения криминального бизнеса, во-вторых, реализацией преступных замыслов различных по своему уровню подготовки идеологов, воров в законе, которые в свою очередь также начинают расслаиваться и делиться на коренных стариков и воров новой формации. В-третьих, усиление антагонизма между славянскими и неславянскими организованными преступными сообществами. В-четвёртых, наличием у вора возможности доступа к органам власти и управления.

Могу сделать достаточно смелый прогноз. Если в ближайшей перспективе между ворами не будет достигнуто консолидированное воровское решение, этот процесс, который сейчас происходит, приведёт к возникновению ситуации, когда организованные преступные сообщества общеуголовной направленности начнут реализацию лозунга «Экспроприация экспроприаторов», то есть будут любыми уголовными методами воздействовать на организованные преступные сообщества экономической направленности с целью получения максимальной для себя выгоды и доходов.

Если говорить об ОПС экономической направленности, то необходимо выделить, что сегодня они сосредотачивают свои усилия на трёх направлениях глобальных: это борьба за бюджетные средства, борьба за поступление в Российскую Федерацию зарубежных инвестиций и борьба за крупное имущество. Доминирующее положение и позиции в организации реализации деятельности экономических ОПГ занимают лица, имеющие стаж долгосрочный воров в законе, которые на волне приватизации начала 90-х сумели изъять из преступного оборота так называемый общаг, очистить своё окружение от дискредитирующих быков и перевести себя в новое звание, перейти в новый облик «беловоротничкового» представителя общества. Как правило, организованная преступная составляющая экономического плана не является видимой частью для общества, хотя значимой. По этой причине такая деятельность не вызывает своевременно резонанса в обществе, и только через СМИ многое становится достоянием масс. Этим самым я хотел бы подчеркнуть значимость СМИ и роль журналистских расследований в противостоянии организованной преступности.

Ещё одной современной тенденцией ОПС является использование втёмную нанятых на аутсорсинге ведущих специалистов в области финансов и права. Более того, зафиксированы значительные факты специального отбора талантливой молодёжи на стадии обучения или окончания учебного заведения с последующим распределением в нужные органам власти управления, а также финансовые и юридические фирмы, обеспечивающие легализацию преступных замыслов. Естественно, это всё хорошо оплачивается. При этом ставится задача достигать положительный результат только на основании или в правовом поле. А ведь в недалёком прошлом такие формы работы с молодёжью были присущи только определённым компетентным органам.

…значительная часть «быков», которые мы определили в места не столь отдалённые, уже освободились, отсидев по 15-20 лет. И что же они за этот период времени, побывав в тесном сообществе друг с другом, исправились? Конечно, нет. Поэтому сегодня, выйдя на свободу, их подталкивают к объединению, и отношение к ним прежних хозяев, и среда обитания, неустроенность, увеличение незаконного оборота оружия, другие факторы социально-экономического характера.

Поэтому мы получили сбившиеся в стаи профессиональное уголовное образование, которое в силу своей подготовки способно только на бандитизм, грабёж, разбой и другие особо тяжкие преступления.

Я хотел бы поддержать мнение предыдущих выступающих и ещё раз сделать акцент на двух обстоятельствах — это деятельность на территории РФ этнических организованных преступных сообществ и их взаимоотношения с коренными ОПС…

И второе. Продолжает укрепляться международные контакты ОПС. Об этом сегодня очень многие говорили…

Главный, на мой взгляд, вывод — это в деятельности самостоятельных правоохранительных структур государственных сегодня, осуществляющих борьбу с организованной преступностью, наблюдается существенная или правильнее сказать полнейшая разобщённость, не позволяющая реализовывать принцип ранней профилактики этого явления и проведения отдельных мероприятий оперативно-розыскного характера, обеспечивающих разобщение и пресечение деятельности ОПС.

Отдельного внимания заслуживает порядок информационного обмена между всеми силовыми структурами.

Отсутствие общегосударственной концепции по борьбе с организованной преступностью приводит к неоднозначному толкованию отдельных определений и понятий, применяемых для характеристики и роли участников ОПС, что в итоге не позволяет в полном объёме вырабатывать меры воздействия по отношению к ним и особенно к тем, кто рвётся во власть.

Коррупция, жажда наживы чиновников является благодатной средой для дальнейшего усиления деятельности ОПС. А с учётом предстоящего нового этапа приватизации государственной собственности коррупционные связи организованного преступного сообщества и чиновников, они должны неизбежно укрепляться.

И бандитизм, разбой и грабежи — это опять визитная карточка организованных преступных сообществ.

В этой связи я хотел бы внести следующие предложения.

Я целиком и полностью поддерживаю необходимость разработки концепции по борьбе с организованной преступностью.

Второе. Нужно переориентировать деятельность, конечно, ОРЧ, главных управлений МВД РФ по федеральным округам на максимальное взаимодействие со Следственным комитетом Российской Федерации по оперативному сопровождению расследуемых уголовных дел, по коррупции, по делам, имеющих межрегиональные связи.

В этом же блоке я бы очень просил где-то найти отражение — усилить взаимодействие и межведомственные связи с подразделениями ФСИН и ФСКН, и другими государственными органами, обладающими ценной в плане организации борьбы с оргпреступностью информацией.

Третье. Выработка решения по воссозданию единого учёта в сфере борьбы с оргпреступностью и порядка с ним, обеспечить тем самым сквозное информационное сопровождение по лидерам и активным участникам ОПС независимо от места их нахождения.

Четвёртое. В целях недопущения наращивания финансового потенциала организованных преступных сообществ за счёт бюджетных средств целесообразно объединить усилия двух ведомств: МВД Российской Федерации и Счётной палаты. Обеспечить со стороны МВД России стопроцентное оперативное сопровождение проверок, проводимых работниками Счётной палаты. Только такая работа позволит обеспечить получение дополнительной информации и получить информацию для перспективных разработок.

Пятое. МВД России во взаимодействии с ФСБ России обеспечить проведение комплексных мероприятий во время подготовки и осуществления нового этапа по приватизации государственной собственности, формированию и работы совместных групп сотрудников действующего резерва, прикомандированных к Торгово-промышленной палате Российской Федерации, аккумулирующих в себя информацию об иностранных компаниях, входящих со своими инвестициями и средствами на российский рынок.

… восстановление института прикомандированных советников глав регионов по вопросам борьбы с организованной преступностью. У нас был такой институт, и он очень многое давал напрямую информации, по которой мы работали.

Седьмое. Провести тщательный правовой и специальный анализ, об этом уже сегодня говорили, существующих законов, таких как сделка с правосудием, о защите свидетелей и других. И в целях реализации положений «дорожной карты» по дальнейшему реформированию МВД Российской Федерации предусмотреть программу подготовки специалистов по борьбе с организованной преступностью, изучить и в случае необходимости внести предложения по их социальной защищённости.

А также предлагаю два стратегических решения.

Первое — это поддержать резолюцию сегодняшнего «круглого стола», который содержит широкий спектр мероприятий стратегического характера, обеспечивающих поступательную реализацию намеченного, внести дополнения и изменения с учётом всех предложений, которые были высказаны с этой трибуны.

И вношу ещё одно предложение в целях обеспечения реализации государственной политики по борьбе с организованной преступностью и, самое главное, координации действий в этой области было бы правильным образовать постоянно действующий совет при Президенте Российской Федерации по координации борьбы с организованной преступностью в нашей стране. Спасибо за внимание.

Председательствующий…Следующее слово для выступления предоставляется Азалии Ивановне Долговой, президенту Российской криминологической ассоциации, доктору юридических наук, профессору…

Долгова А.И. … Освещается как новость один, куда едут воры в законе, где они будут проводить сходку, кто коронован и так далее… Я 30 лет возглавляла отдел общих проблем криминологии в НИИ Генеральной прокуратуры… криминология обеспечивает криминологические исследования и стратегический анализ ситуации, и по мере того, как мы анализировали её, к названию нашего отдела прибавлялось: общих проблем криминологии и по борьбе с организованной преступностью, потом – и по борьбе с коррупцией, потом — и по борьбе с терроризмом.

Должна вам сказать, сейчас криминология исключена из числа обязательных для изучения будущими юристами дисциплин, и, кстати, управленцами. Она вообще не преподаётся. Значит, людям преподают уголовное право, уголовно-процессуальное, оперативно-розыскное и так далее, но не рассказывают, но не преподают науку, которая им даёт представление о тех криминальных реалиях, об их причинах, об их закономерностях, на которые придётся реагировать.

И я чувствую недостаточную криминологическую подготовку тех лиц, которые писали проект решения рекомендаций этой конференции. Поэтому позвольте мне начать с того, как я себе представляю организованную преступность, тем более что нам приходилось это решать на практическом уровне… с 1992 года по 2007-й мне поручали возглавлять рабочие комиссии по подготовке законопроектов о борьбе с организованной преступностью и коррупцией. Три закона по борьбе с коррупцией были приняты. И на три было наложено вето Первого президента России… Два закона по борьбе с организованной преступностью были Федеральным Собранием приняты, и на них накладывалось вето Первым президентом России.

Борьба с организованной преступностью, прежде всего, сейчас ведётся на уровне политических решений и на уровне законодательной работы, и на информационном уровне. Я в книге описала, как это всё делалось и делается. … ситуация сейчас в Думе по моей оценке, хуже, чем была раньше, потому что последний комитет, вот предыдущий комитет по безопасности, он вообще отрицал необходимость создания специальной законодательной базы по борьбе с организованной преступностью, и вот на предыдущих слушаниях и сегодня Владимир Абдуалиевич настраивал нас на то, что не так всё плохо, как мы тут говорим, и как говорил Александр Иванович Гуров.

Что такое организованная преступность? Она возникает тогда, когда преступления перерастают в сложную систему, так называемую преступную деятельность, а термина преступной деятельности в Уголовном кодексе нет, там есть только деяния — преступление как деяние, как действие или бездействие; когда возникают коллективные субъекты такой деятельности, в том числе легализованные, выступающие в виде юридических лиц, различных организаций, а у нас уголовной ответственности юридических лиц до сих пор нет. Она создаёт систему управления криминальной и околокриминальной средой со своей ценностно-нормативной системой и … системой обеспечения выполнения этих норм.

… анализ приговоров и материалов уголовных дел показывает, что за большинство нарушений норм, которые существуют в преступных организациях, предусматривается лишение жизни. И эта ответственность неотвратима. А мы этому противопоставляем либерализацию наказания. Что выберет рядовой участник, находясь в такой ситуации?

В-четвёртых, организованная преступность наступает на правопорядок, криминализируя все сферы жизни общества и различные институты общества, при этом она оказывает активное сопротивление органам правопорядка и усилиям по борьбе с нею.

Скажите, пожалуйста, почему у нас термин «борьба с преступностью» — а это термин конституционный, в статье 114 Конституции говорится о «борьбе с преступностью» — заменяется термином «противодействие», почему закон о борьбе с терроризмом был заменён законом о противодействии терроризму, хотя основное, конечно, в этой борьбе с терроризмом — это не защита тотальная всех объектов антитеррористической защиты, прежде всего, как основной удар, а основной удар — это борьба с террористическими организациями? А у нас термин «террористическая организация» есть в Уголовном кодексе? Нет. Этот термин есть только в законе о противодействии терроризму. Но в Уголовном кодексе этого термина нет. Экстремистское сообщество – есть, экстремистская организация — тоже. А этого нет.

Скажите, пожалуйста, если террористическая организация руководствуется не корыстными устремлениями, а сепаратистскими, геополитическими, она подпадает под часть 4 статьи 35 – понятие преступного сообщества, преступной организации ? Не подпадает. Вот вам, пожалуйста, закон. Это разве не успехи организованной преступности?

…. здесь опять рекомендуется концепции, стратегии разрабатывать, да они давно разработаны. Они разработаны, прежде всего, в документах Организации Объединённых Наций. Посмотрите, в мире существует много наработок. И у нас много. И, в общем, если вы сравните все законы… о борьбе с организованной преступностью, с коррупцией, то в них много общего, в законах разных стран. И что мы сейчас опять делаем вид, что всё то, что готовилось, устарело, давайте начинать опять с белого листа? Что такое? Я … могу предсказать вам, сейчас, что как только вы объявите разработку закона о борьбе с организованной преступностью, если вы не обеспечите криминологическую защиту процесса этой разработки, то, прежде всего, в число разработчиков попадут те, кто лоббируют криминальные интересы. Они всегда забегают вперёд и всегда бывают очень инициативными и убедительными…

…о подразделении по борьбе с организованной преступностью… сколько ребят мы потеряли, сколько из них даже были привлечены к уголовной ответственности, потому что у них не было должной правовой основы борьбы с организованной преступностью. Эту правовую основу надо создавать специально, она везде существует.

Но этого сейчас мало — только подготовить закон «О борьбе с организованной преступностью». Привести в соответствие с международными стандартами закон «О борьбе с коррупцией» надо, а не о «противодействии коррупции».

Надо очень серьёзный антикриминальный анализ сделать всего действующего законодательства. Очень существенно изменить уголовный, уголовно-процессуальный закон и другие, оперативно-розыскной обязательно. Потому что там очень много того, что соответствует криминальному интересу и было пролоббировано им, и что станет тормозом на пути действия закона о борьбе с организованной преступностью и с коррупцией. Но этого тоже мало… сейчас мы скажем: создадим подразделение. Я за то, чтобы создать. У нас в законе «О борьбе с организованной преступностью» это было прямо предусмотрено…

…ведь сейчас не на уровне стратегии и не на уровне концепции надо реагировать на организованную преступность, а на уровне крупной операции, которая системно бы решала ряд вопросов и не только правового обеспечения борьбы…,но и кадрового. Я не касаюсь многих специальных вопросов…когда следователь не доверяет оперативнику, когда оперативник и следователь не доверяют судье, а судья вообще никому не доверяет… на этом уровне и при рассогласовании по различным организациям гласного и негласного расследования может вестись продуктивная работа?

Таким образом, я полагаю, что … рекомендации… надо переориентировать в направлении более точного реагирования на организованную преступность.

Председательствующий. …Если есть какие-то конкретные замечания, то мы будем рады их получить от вас, я имею в виду по конкретным рекомендациям. А в дальнейшем и в целом рассчитываем эту работу вести, в том числе, с участием вашим. И уверяю вас, ни о каких подходах со стороны представителей криминала к разработке тех или иных законодательных инициатив, по крайней мере, в нашем комитете речи идти не может.

Слово для выступления предоставляется Шмонину Андрею Владимировичу — профессору кафедры управления органами расследования преступлений Академии управления МВД России, доктор юридических наук…

Шмонин А.В. … выйти за эту трибуну меня подвигли, собственно говоря, те проблемы, которые связаны именно с криминалистическим обеспечением борьбы с организованной преступностью.Но сегодня я об этом в меньшей степени буду говорить, и ограничусь тезисом о том, что необходимы посадки. Этот термин уже сегодня прозвучал.

По моему глубокому убеждению и по убеждению моих коллег, две основные фундаментальные причины, которые имеют место быть и которые влекут за собой действующее состояние с посадками, это организационно-управленческие и научное обеспечение деятельности правоохранительных органов…

не надо начинать с частных вопросов, когда не решён основной фундаментальный вопрос. А вопрос не решён у нас сегодня с концепцией борьбы вообще с преступностью. Этот вопрос у нас сегодня не решён ни в организационно-управленческом порядке, ни, заверяю вас, в законодательном. Поэтому, может быть, есть смысл подумать устроителям нашего мероприятия и над этим вопросом. Тем более необходимо, конечно же, на берегу определиться нам с терминологией, которую мы используем. Вот я сегодня неоднократно замечал, что используют такой сокращённый сленг ОПС. И вроде бы и для присутствующих не вызывает сомнение ОПС. Очевидно, авторы, которые применяют эту терминологическую конструкцию, говорят об организованных преступных сообществах, очевидно.

У нас есть указы президента и другие нормативные акты, которые термин ОПС расшифровывают совершенно в другом контексте. Я хотел ближе к нам: органы предварительного следствия. Так ничего общего органы предварительного следствия в целом не имеют с теми явлениями, которые прозвучали сегодня с этой трибуны.

Второй момент. Я говорю, в целом. Спасибо. В целом. Второй момент, о котором хотелось бы сказать, всё-таки нам надо предложить в концепцию непросто предложение о том, что, давайте, разработаем эту концепцию, а, очевидно, предложить какие-то хотя бы блоки, которые в этой концепции должны быть… Я предлагаю… включить туда два блока, это те, о которых я уже сказал, это организационно-управленческий и научного обеспечения, в том числе криминологическое и криминалистическое обеспечение борьбы с организованной преступностью.

Что я хотел бы сказать по поводу редакции некоторых положений, которые предложены в рекомендациях.

Первое. Всё-таки необходимо включить в пункт 1, 2, 3, конечно же, и такие операции, связанные с финансово-кредитной системой. Сегодня мы очень чётко понимаем о том, что треть преступлений в сфере экономической направленности совершаются в финансово-кредитной системе. Об этой сфере и об этой системе в рекомендациях ни слова не говорится.

Я очень чётко пониманию о том, что специальные операции необходимо проводить и в направлении противодействия легализации. Но легализация — это, как мы все знаем, это часть тех незаконных финансовых операций, о которых, собственно говоря, надо и говорить. И поэтому моё предложение включить в наши рекомендации именно эту терминологию.

Есть ряд предложений редакционного порядка…

Есть определённые предложения и более предметного характера. Я полагаю, что давным-давно необходимо разрешить вопрос, в том числе, и в сфере борьбы с организованной преступностью, это о функционировании совместных следственно-оперативных групп.

Вопрос наши представители из ближайшего зарубежья они, наверное, чаще с этим сталкиваются, Кишинёвская конвенция нами не ратифицирована отчасти в связи с тем, что не проработан у нас в законодательстве отечественном вопрос участия в совместных следственных группах хотя бы в рамках СНГ. …

То, что организованная преступность вышла на международный уровень и то, что она там уже 25 лет сидит, как минимум, это уже никому не надо доказывать. А мы до сих пор не можем разобраться в вопросе о легитимности результатов деятельности совместных следственных и следственно-оперативных групп.

Необходимо не только разрабатывать, как в рекомендациях даны вопросы, связанные с совершенствованием, например, института особого порядка уголовного судопроизводства, но … проблема связана с нежеланием применять этот институт, который сегодня у нас уже имеет место быть в Уголовно-процессуальном кодексе…

Я два примера приведу к тем примерам, которые сегодня уже прозвучали, я полностью с ними согласен, то, что здесь прозвучало. Например, орган предварительного следствия выходит с предложением к прокурору для того, чтобы заключить дополнительное соглашение с лидером или же с должностным лицом, которое является участником или лидером преступной группы. Прокуратура отказывает. Формальных оснований нет. Все требования, которые соответствуют Уголовно-процессуальному кодексу, то, что данное лицо желает раскрыть всю цепочку преступной группы, всю цепочку движения денежных средств, найти часть денежных средств и другого имущества, на которое может быть наложен арест, и так далее. Прокуратура отказывает.

Другой случай можно привести, когда органы предварительного следствия вместе, рука об руку с прокуратурой заключают соответствующее соглашение с участниками ОПС (организованными преступными сообществами), которые фактически представляют органам предварительного следствия одну и ту же информацию. Ни в одни ворота это не лезет, не влезает и так далее.

Очевидно, необходимо здесь в данном случае не только совершенствовать законодательство, то, что, конечно, совершенно правильно указано в рекомендациях, то, наверное, может быть, нам попробовать включить в один из пунктов, который мы рекомендуем Генеральной прокуратуре совместно с заинтересованными ведомствами, всё-таки разработать методические рекомендации по применению данного института. Я думаю, на сегодняшний день это не менее актуальная задача.

Кроме того, необходимо совершенно точно новую редакцию принять совместного приказа, который мы все знаем, о легализации материалов оперативно-розыскной деятельности… Ещё три предложения, чтобы вы могли, может быть, учесть.

Изменения в действующее уголовно-процессуальное законодательство. Разумеется, вопрос, связанный, сегодня уже сказали об этом, останавливаться не буду, с банковской тайной. Но дело всё в том, что ответственно заявляю, необходимо разрешать вопрос об ограничении банковской тайны, это совершенно точно. Но ещё вопрос, который соприкасается с данной проблематикой, это связанный с приостановлением банковских операций, наложением ареста на денежные счета, которые находятся на корсчетах, и так далее, и тому подобное…

И ещё одна проблема… По одному уголовному делу, которое непосредственно связано с организованной преступной деятельностью, в Соединённых Штатах Америки проводили по нашему поручению следственные действия. Но по какой-то причине… в судебное решение судьи одного из Штатов данной страны не был включён пункт об участии или присутствии представителя нашей страны — нашего правоохранительного органа. И что необходимо было сделать? И что было сделано? А было сделано нашими коллегами Соединённых Штатов Америки, они включили видеокамеру, и в режиме онлайн начали передавать процедуру этого следственного действия, в данном случае обыск был, нашему представителю.

И тот путем соответствующих консультаций направлял соответствующую процедуру производства обыска. Совершенно верно, великолепно, замечательно, но здесь есть ряд «но», в результате которого оценивать данные доказательства с точки зрения уголовно-процессуального законодательства Российской Федерации, будут большие проблемы.

С учетом этого, конечно же, сейчас назрела необходимость не просто внести в уголовно-процессуальное законодательство соответствующий блок статей, связанных с использованием аудиотехники, скажем так, мультимедийной техники в уголовном судопроизводстве, а я думаю, что необходимо и рассмотреть вопрос именно о возможности применения законодательно данной техники при производстве конкретных следственных действий. Спасибо за внимание.

Председательствующий

У нас сегодня в работе нашего «круглого стола» принимают участие и представители других государств. Николай Александрович Овчинников сказал о своих заместителях, которые представляют различные страны СНГ. Но у нас сегодня есть и представитель Соединенных Штатов Америки, постоянный представитель по правовым вопросам Министерства юстиции при посольстве США господин Рассел Карберг. Тема выступления: инициатива Минюста в США в области борьбы с транснациональной организованной преступностью. Послушаем, как это бывает у них.

Рассел Карберг. Спасибо. Меня зовут Рассел Карберг, я представитель Минюста США в России. Я федеральный прокурор из штата Калифорнии, где занимался уголовными делами о крупномасштабном мошенничестве. Рад возможностей выступить сегодня перед вами. Благодарю организаторов «крупного стола» за это. Борьба против транснациональной организованной преступности — очень важная область для сотрудничества наших двух стран. Нам нужно сконцентрировать наши усилия на уголовных делах, которые не имеют политической окраски. Это значит, что мы должны совместно работать над огромным количеством уголовных дел, затрагивающих наши страны.

Мы отмечаем, что практическое сотрудничество в правоохранительной сфере между нашими странами идет нарастающими темпами вне зависимости от того, что можно иногда прочитать в средствах массовой информации. Я надеюсь, что мы сможем интенсифицировать эти наши усилия.

Мой коллега, …, играл ключевую роль в основании рабочих групп по правоохранительным вопросам. Я бы хотел, чтобы сам Люк рассказал об этом…

Прежде чем я перейду на английский язык, я хотел бы …прокомментировать те темы, о которых я здесь услышал сегодня, на «круглом столе». Опыт США в борьбе против организованной преступности уже имеет более 80 лет. Ну и хотя организованная преступность всё ещё живет, тем не менее мы, в общем, достигли серьезных успехов, и есть успешные дела, которые подтверждают наш прогресс. Но всех ответов на вопросы мы предоставить не можем, но тем не менее мы готовы обмениваться информацией по конкретным делам.

Первый приём или первый полезный вывод, который мы сами для себя сделали, — это использование секретных сотрудников, информантов, которые работают под прикрытием в организованных преступных группах.

Речь идёт о таких специальных агентах или как мы их называем лицензированных агентах, которые могут с использованием различных средств попадать или затираться, или попадать в организованную преступную группу. То есть, они заводят, такие агенты, специальные агенты заводят там дружеские отношения с каким-то одним или двумя членами такой ОПГ и с их помощью они проникают в это ОПГ. И уже сами, работая на разрушение такой группы, один человек может уничтожить группировку в несколько десятков человек.

А на этом я представляю микрофон моему коллеге Люку Дембовскому, который сам непосредственно имеет практический опыт работы по противодействию по борьбе с оргпреступностью.

Дембовский Л. Спасибо за приглашение. Я буду очень быстро.

Я представляю российско-американскую рабочую группу по правоохранительным вопросам и правоохранительному сотрудничеству, которая буквально недавно была сформирована. И первая встреча состоялась месяц тому назад.

Главными участниками или сторонами, которые представлены в этой двусторонней группе, — это Министерство юстиции США, которое я представляю, и также Генеральная прокуратура Российской Федерации. Но мы также активно подключаем и используем опыт работы сотрудников Следственного комитета, ФБР, МВД.

Нужно сказать, что такое сотрудничество, межведомственное сотрудничество совершенно необходимо. Потому что мы видим, что оргпреступность развивается очень быстро, и она сращивается с такими видами, как киберпреступность.

И организованная преступность сейчас очень быстро перемещается через границы, а мы не можем делать определённые действия с такой же скоростью, и поэтому необходимо сесть вместе и договориться о том, как нужно действовать.

Ну и на этом позвольте вас всех поблагодарить за приглашение…

Председательствующий…Слово для выступления предоставляется Александру Николаевичу Сухаренко, директору автономного научного объединения «Центр изучения новых вызовов и угроз национальной безопасности».

Сухаренко А.Н. Я тоже буду по-американски пунктуальным… Здесь частенько выступающие говорили о том, что непонятная терминология и необходимо ввести единый понятийный аппарат. Вот здесь присутствует Николай Овчинников, который в своё время возглавлял ГУБОП. И в бытность которого была принята концепция совершенствования деятельности органов внутренних дел по борьбе с организованной преступностью до 2010 года…

Второй момент. Тут говорилось об условно-досрочном освобождении. В 2009 году был принят закон, в соответствии с которым лица, ранее осужденные по 210 статье, не могут быть отпущены не ранее чем по отбытии двух третей наказания. Почему обходят этот пункт закона органы ФСИН, мне до сих пор непонятно.

Третий момент, что касается рассмотрения организованной преступности судами присяжных. Я анализировал американскую практику и хочу вам сказать, что в Америке процент оправданных по делам об организованной преступности крайне низок. Почему это происходит? Потому что доказательства, собранные оперативными сотрудниками, соответствуют не только духу и букве закона, но и сложившейся практике.

Теперь, что касается транснациональной организованной преступности. Сразу хочу сказать, что последние годы российская организованная преступность используется антироссийскими кругами как своеобразный жупел в целях дискредитации России на внешнеполитической арене, снижения ее конкурентоспособности и инвестиционной привлекательности. Почему это происходит, всем прекрасно понятно. Неслучайно проанализировав статистику по ряду стран Европы, в том числе США, я пришел к выводу, что удельный вес преступлений, совершаемых россиянами в общем числе этнической преступности в разных странах, не превышает одного-двух процентов. По данным консульского департамента МИД Российской Федерации ежегодно на территории других государств привлекаются к уголовной ответственности порядка пяти тысяч россиян. Подавляющее большинство из них привлекается за преступления небольшой или средней тяжести. Что касается преступлений, относящихся к разряду организованной преступности, то эти дела встречаются крайне редко.

Что касается сотрудничества… присутствующий здесь Николай Овчинников скажет о том большом количестве межгосударственных соглашений, которые существуют. Ранее возглавлявший НЦБ товарищ … подтвердит, что существует большое количество международных соглашений. На сегодняшний день Генпрокуратура поддерживает взаимоотношения порядка с 68 государствами мира. Порядка 65 государств из 190 стран Интерпола имеют с нами договор об экстрадиции. Проблема мне видится совершенно в другом. В настоящий момент, анализируя аналитическую информацию, поступающую из-за рубежа, и материалы конкретных уголовных дел, я убедился в том недоверии, которым пронизаны взаимоотношения российских и иностранных правоохранительных органов. Нередко приходится слышать о том, что оперативные разработки или же уголовные дела возбуждаются в обход Российской Федерации. Большинство крупных операций, которые были реализованы за последние годы на территориях стран Европы и США, свидетельствуют о том, что в своей деятельности европейские правоохранительные органы руководствуются главным образом информацией, полученной из США, нежели из России, доказывая на основании этой информации причастность к организованной преступности российских граждан, что у меня, например, вызывает, по меньшей мере, удивление. Для меня было очень странно слышать о том, что лидер измайловской преступной группировки Афанасьев, осужденный в 2009 году за отмывание денег на территории ФРГ, доказывался в своей принадлежности к организованной преступности на основании данных агентов ФБР, а не сотрудника МВД. И притом всем сотрудник ФБР присутствовал на судебном процессе и давал эти показания гласно.

Подытоживая, хотел бы сказать, что ещё в бытность работы ГУБОП наметилось снижение по всем основным направлениям, в частности и по раскрытию преступлений транснационального характера. За последние девять лет это снижение составило в два с половиной раза.

Что касается преступлений со связями в странах Дальнего Зарубежья, то снижение уже — 25 раз. Что касается числа выявленных участников транснациональных ОПГ, то снижение уже в полтора раза. Что касается судимости по этим статьям, то это штучные единицы уголовных дел.

Здесь представитель академии управления говорил о научном обеспечении. О каком научном обеспечении может идти речь, когда у нас нет устоявшейся судебно-следственной практики, на основании которой можно было бы разработать учебно-методическое пособие для подготовки практических сотрудников тех или иных подразделений?

В общем, как мне видится на сегодняшний день, необходимый потенциал, в том числе законодательный, у нас есть. У нас основные проблемы коренятся, в первую очередь, именно в сфере правоприменения, и это немаловажный факт. На это нужно обратить первостепенное внимание.
Учитывая, что большая часть проблем у нас возникает от незнания собственного законодательства ведомственных и международных нормативных актов. В частности, представитель академии управления приводил пример, на основании которого использовался режим видеоконференции для проведения оперативно-следственного мероприятия. Я вам хочу сказать, что американское законодательство позволяет оперативным сотрудникам проводить мероприятия в подобном режиме. То, что они не воспринимаются нашей судебной практикой или нашими реалиями, это наши проблемы, учитывая, что американцы в своей деятельности руководствуются национальным законодательством, и это немаловажный момент.

Кроме всего прочего, отсутствующая здесь Татьяна Москалькова говорила о том, что как это так, граждане, нашкодившие за рубежом, возвращаются в Россию, и не подлежат уголовной ответственности в виду того, что нет договора об экстрадиции, и, стало быть, нельзя их привлечь к ответственности. В соответствии с Европейской Конвенцией о сотрудничестве по уголовным делам 1957 года можно передавать материалы уголовных дел в отношении россиян в страну …, то есть в нашу страну. Ежегодно по данным Генеральной прокуратуры порядка 240 граждан осуждается на основании материалов, поступивших из-за рубежа. В этой связи практика подобная есть. Другой вопрос, как она развивается. Если вам известно дело Дерипаски, которое было возбуждено в Испании, так вот по этому делу, которое имеет отношение к измайловской преступной группировке, материалы дела были переданы через Генпрокуратуру в Следственный комитет МВД России. И вот на текущий момент никаких оперативно-следственных действий по этому делу Следственным комитетом не проведено. И я более чем склонен считать, что вряд ли будут обнаружены доказательства преступной деятельности этого миллиардера. Скорее всего, дело развалится.

Точно также нет никаких подвижек в деле, связанных с концерном «Даймлер», который занимался подкупом российских чиновников в целях выигрывания тендеров на поставках «Мерседес». То есть эти дела можно продолжать до бесконечности. То есть у вас в папке, которая находится у вас на руках, приведены материалы проведённого моим центром исследования, то есть они все опубликованы… Я очень надеюсь, что те рекомендации, которые мы через товарища Овчинского передали, и которые нашли своё отражение в проекте рекомендаций, будут учтены в законодательной практике, и найдут своё отражение в действующем законодательстве.

Председательствующий… Следующим у нас по повестке записан выступающим завотделом НИИ Академии Генеральной прокуратуры Меркурьев Виктор Викторович.

Меркурьев В.В. … попрошу включить презентацию, чтобы немножко разнообразить наши выступления…

И первое, что я хотел бы сказать, если интерпретировать многие высказывания, которые здесь прозвучали, особенно в выводах, то можно заключить, что организованная преступность приобрела в Российской Федерации глобальный характер и превратилась в колоссальную экономическую и военную силу. Но такие оценки делаются не в Российской Федерации. Если мы обратимся к тексту Стратегии национальной безопасности до 2020 года, то организованная преступность в числе угроз нашла своё скромное место в пункте 48-ом, где прямо дословно: «Обеспечение национальной безопасности в области повышения качества жизни российских граждан российских граждан будут способствовать снижению уровня организованной преступности».

Ну, теперь можно следующий слайд включить. Если в целом все данные, которые характеризуют организованную преступность свести в такую таблицу — мы взяли только пять лет — то видно, что почему, так сказать, руководство страны и те, кто принимает властные решения, не заинтересованы были и не прислушивались к мнению криминологов, других специалистов? Потому что… даже в сравнении с 2010 годом общий уровень преступности снизился на 32 процента, а если — с 2008 годом, то почти в три раза.

Ну, вот здесь я всё-таки выделил незаконный оборот оружия, организацию незаконных вооруженных формирований, бандитизм, организацию преступного сообщества (ст. 210), организацию экстремистского сообщества,…их показатели, которые всё-таки в 2012 году немного возросли.

Если обратиться к результатам раскрытия преступлений, совершаемых организованными преступными формированиями, то результат тоже налицо. Тренд, как видите, идет на снижение. Отрицательная динамика. И только в 2012 году некоторый всплеск… более 17 тысяч преступлений в 2012 году, которые относились к категории тяжких и особо тяжких, были раскрыты, что, собственно, в категории всех преступлений, в совокупность всех преступлений этих двух категорий, составило больше пяти процентов, чего в предыдущие годы мы не наблюдали…

… силовые методы уходят на второй план и впереди экономические махинации, преступления в экономической сфере…

Александр Евсеевич меня подвиг к тому, чтобы я немножко остановился латентности организованной преступности. Никакого здесь секрета нет, что тоже две части составляют ее. Это та, которая не выявленная и неучтенная, соответственно, да, скрытая, так сказать, о ней никто не знает якобы. Вторая — скрываемая умышленно. Мы вообще здесь говорим, что она где-то до 60 процентов по некоторым категориям дел об организованной преступности доходит.

И я бы хотел остановиться ещё на одном слове вот этой скрываемой организованной преступности. Пролистав некоторые слайды, время ограничено, вот остановлюсь на этом слайде. Это сведения о результатах борьбы с организованной преступностью в 2006-2012 годах.

Официальные абсолютно, не скрываемые ни от кого. Так вот красные квадратики — это количество преступлений, снятых с учёта, и преступления прошлых лет, уголовные дела по которым прекращены по реабилитирующим основаниям. Тренд на рост…особенно усугубилась эта ситуация в последние три года — 2010, 2011, 2012-й. Там соотношение один к семи, то есть на одно раскрытое преступление об организованной преступности приходится семь нераскрытых. Вы скажете, но не все же они латентны, но да — потом преступления прошлых лет в некоторые подразделения, естественно, возвращаются, но… этот рост и этот разрыв колоссален.

Что по экономическим преступлениям, о которых мы уже говорили? Здесь «ножницы» ещё больше раздвинулись. Почему? Потому что, если за весь период — это тоже разница составляет в четыре раза между раскрытыми преступлениями и теми, которые не удалось раскрыть, то есть они были выявлены, но не раскрыты…

… у нас никто не работает, ни уголовный розыск, ни экономические БЭПы по криминальным рынкам, как таковым. Это не совсем чётко прозвучало, и поэтому я говорю об этом. Дело в том, что нынешняя организованная преступность — это не столько феномен организованных преступных сообществ, организованных групп, их взаимосвязи, и так далее, сколько феномен криминальных рынков, которые они организовали, эксплуатируют, и дальше будут развивать. То есть те криминальные рынки, которые позволяют им в значительной степени без всякой ответственности эксплуатировать для добывания себе прибыли и сверхприбыли… здесь и криминальные рынки легализации преступных доходов, незаконный оборот наркотиков, как наиболее подпитывающий организованную преступность, криминальный рынок торговли женщинами с целью их эксплуатации, криминальный рынок вовлечения в проституцию, и так далее, и так далее, можно перечислять до бесконечности, не хватит времени. Так вот, ни уголовный розыск, в той составляющей, в которой призван бороться с организованной преступностью, ни подразделения БЭП, никто не работает по криминальным рынкам. Работают они от преступления к преступлению, допустим, а не от организаций, которые осуществляют и развивают эти криминальные рынки, к преступной деятельности, разоблачению и её блокированию.

Вот то, что я показывал на этих графиках, это тоже феномен организованной преступности современной, которая умеет блокировать реакцию государства, правоохранительный потенциал органов, которые призваны бороться, и так далее.

И поскольку здесь говорилось о возрождении подразделения по борьбе с организованной преступностью, должен сказать, что надо искать поиск наиболее оптимальной системы функционирования подразделений по борьбе с организованной преступностью, и не только в системе МВД.

Вот мы взяли специальное интервью у представителя органов прокуратуры, который давно работает и успешно. Это прокурор города Казани … Это не с корпоративной этики и поддержки именно прокурорских работников. Ничего личного, как говорят здесь. Так вот, он говорит, что воссоздание специализированного оперативно-розыскного подразделения по борьбе с организованной преступностью, включая ее финансово-экономическую и коррупционную составляющую, можно было бы осуществить на базе существующей ФСКН, сформировавшейся к настоящему времени в качестве элитной и профессионально-нравственном смысле спецслужбы.

В числе причин такого решения он назвал следующее. Вот это вариант текста из интервью: ею приобретен большой опыт проведения и использования результатов оперативно-розыскных и следственных мероприятий в наиболее сложной отрасли организованной преступности, как я уже говорил, криминальный рынок наркотиков. Есть определенная степень независимости от местных влияний. Достигнут достаточно высокий уровень служебной дисциплины и ответственности. Имеются квалифицированные кадры, прошедшие тщательный отбор на этапах противодействия преступности в наиболее коррупционно-емких, привлекательных сферах, таких как: налоги, потому что это была сначала налоговая полиция, а потом наркотики. И реформированную службы можно было бы назвать Федеральная служба по борьбе с коррупцией и организованной преступностью…

Возможно, слияние этой службы, … соединение этой службы или слияние с Росфинмониторингом. Для чего он нужен, не обладая оперативно-розыскной деятельностью, не имея ее вести, так сказать, законодательной возможности? Эта служба, по сути дела, «холостит». А они как раз должны работать на результат, на выявление доходов, добытых преступным путем, возвращение доходов, денежных средств, которые были вывезены за рубеж и так далее…

Председательствующий. … Вот, судя по тем цифрам, которые вы нам сейчас презентовали в своих таблицах, получается, что у нас раскрываемость убийств составляет в среднем семь процентов. Вы говорите, что соотношение раскрытых к нераскрытым, в частности…

Меркурьев В.В. Речь шла о соотношении, ещё раз повторяю, тех преступлений, уголовные дела по которым были направлены в суд, то есть с обвинительным заключением. Вот я их называю раскрытыми. И те преступления, уголовные дела по которым были прекращены, в том числе за отсутствием событий или состава преступления. Вот этот разрыв колоссально растет особенно в последние годы. И он как раз демонстрирует увеличение числа искусственно-латентной преступности организованной.

Председательствующий. Вот смотрите, иными словами соотношение в сторону увеличения, то есть грубо говоря, на одно направленное в суд по 105 составу дело приходится семь, 13 прекращенных, или, наоборот, на 13 направленных в суд приходится одно …

Меркурьев В.В. На одно преступление, на одно убийство, которое раскрыто, приходится в данном случае 14 тех, которые были не раскрыты.

Председательствующий. Не раскрыты или … У вас написано: прекращены по реабилитирующим и не по реабилитирующим.

Меркурьев В.В. Как вы думаете, как они могли быть убийствами на стадии выявления и расследования, а потом они превратились вот в эти, по сути дела, неучтенные. Их вписали в дело. И их не раскрыли.

(Идет обсуждение)…

Председательствующий. Я должен защитить Виктора Викторовича, который, надо отдать должное, является действительно одним их крупнейших специалистов в этой сфере, и мы очень рассчитываем на то, что мы будем с вами здесь тесно сотрудничать при работе в этом направлении. Поэтому вам большое спасибо. И, собственно, все те вопросы, которые у нас сейчас возникли, в рабочем порядке снимем…

Во-первых, я хочу всех поблагодарить, конечно же, за то, что приняли сегодня участие. Тема, которую мы поднимаем, безусловно, крайне важная, и справедливо Владимир Семёнович Овчинский в своём выступлении сказал: сам факт того, что эта тема звучит себя с трибуны из зала в Государственной Думе, это уже вселяет определённый оптимизм.

Несомненно, мы с вами ни в рамках трёхчасового разговора, ни трёхсуточного, ни недельного не в состоянии выработать какую-то единую позицию. У нас всегда будут разные точки зрения, разные взгляды. Тем не менее, я хочу отметить, и думаю, вы со мною согласитесь, что у нас за время обсуждения в ходе нашего «круглого стола» не возникло каких-то серьёзных и системных противоречий друг с другом. Все, кто сегодня собрался здесь, те, кто сегодня выступили, все говорят об одном — о необходимости принятия серьёзных кардинальных, существенных, как угодно, мер по противодействию по борьбе с организованной преступностью. И это, коллеги, вселяет в нас большой оптимизм. Мы ждём предложений… Очень рассчитываем на то, что сегодняшние выступавшие и не выступавшие, те, кто по объективным причинам не смог приехать, примут в этой работе самое посильное участие с тем, чтобы, как Азалия Ивановна нам сказала, избежать участия в этом процессе представителей криминала. Думаю, что здесь таковых на данный момент нет.

Я всех благодарю за работу. Спасибо.

Рекомендации по итогам обсуждения >>>