причины и сценарии

 Владимир Овчинский


Опасность вооруженного конфликта в Тайваньском проливе сейчас самая высокая за последние 40 лет, заявил 6 октября 2021 года министр обороны Тайваня Чиу Куо Чен. Он предупредил, что война может разразиться в любой момент из-за какой-нибудь случайности.

С начала октября 2021 года Пекин направляет в зону противовоздушной обороны Тайваня беспрецедентное количество своих боевых самолетов. Хотя они не долетают до острова, существует риск, что в напряженной обстановке кто-то может выстрелить по ошибке, считает Чиу Куо Чен.

Он также предположил, что КНР планирует вторжение на Тайвань на 2025 год. По его словам, технически Пекин готов уже сегодня, но в ближайшем будущем сможет сделать это с большей легкостью. Министр не объяснил, на чем основан его прогноз.

Чиу Куо Чен заявил это на заседании парламентского комитета, где обсуждались ассигнования на приобретение ракет и боевых кораблей для вооруженных сил Тайваня на несколько миллиардов долларов (ВВС, 06.10.2021).

Пресс-секретарь Пентагона США заявил 12 октября 2021 года, отвечая на вопросы СМИ, что «Китай усилил запугивание и угнетение Тайваня и прочих партнёров и союзников. В том числе активизировал военную активность возле Тайваня, в Восточно-Китайском и Южно-Китайском морях. Это дестабилизирует обстановку и может только увеличить риск ошибочной оценки».

В ответ на это официальный представитель МИД Китая Чжао Лицзянь сказал, что «Тайвань является китайским и сейчас не время Соединённым Штатам делать безответственные замечания. Соответствующие меры Китая являются законными и разумными мерами по защите суверенитета, безопасности, территориальной целостности страны, а также ее собственных прав и интересов».

По данным Wall Street Journal, американские военные готовят тайваньские силы на случай нападения Китая. Представители Министерства обороны США отказались подтвердить сообщения о том, что американские военные находятся на Тайване, тайно тренируя местные силы, чтобы подготовить их на случай нападения со стороны Китая.

Ранее газета Wall Street Journal сообщила, что Пентагон направил на Тайвань около двух десятков спецназовцев, которые работают с отдельными подразделениями тайваньских вооруженных сил, а американские морские пехотинцы обучают другие силы морской тактике.

Источники в правительстве США, беседовавшие с изданием на условиях анонимности, заявили, что американские военные проводили тренировочные операции как минимум в течение прошлого года.

Ситуация вокруг Тайваня реально может привести к войне любого вида – от региональной до мировой. Почему это так, пытаются объяснить авторы Специального доклада Совета по международным отношениям США (CFR) № 90, февраль 2021 г. «США, Китай и Тайвань: стратегия предотвращения войны».

Отношения между Соединёнными Штатами и Китаем будут иметь большое значение для определения характера этого столетия. Тайвань — это проблема с наибольшим потенциалом превращения конкуренции в прямую конфронтацию. В течение последних четырех десятилетий дипломатическая ловкость, подкрепленная военным сдерживанием, поддерживала шаткий мир в Тайваньском проливе. Соединённые Штаты сыграли решающую роль в удержании Китая от применения силы против Тайваня, поскольку Пекин не может быть уверен, что Соединённые Штаты останутся в стороне перед лицом китайской агрессии. Точно так же Соединённые Штаты удерживают Тайвань от стремления к формальной независимости, поскольку Тайбэй не может быть уверен, что Соединённые Штаты встанут на его защиту, если они спровоцируют нападение Китая. Стабильность по обе стороны пролива позволила Тайваню процветать, а его народу — построить демократическую, плюралистическую и экономически жизнеспособное общество.

Китай, со своей стороны, получил выгоду от тайваньских инвестиций на материке и смог на время отложить военную модернизацию, чтобы вместо этого сосредоточиться на экономическом развитии. Соединённые Штаты, проводя политику единого Китая, поддерживали официальные дипломатические отношения с Китаем, но в то же время строили прочные неофициальные отношения с Тайванем. Однако неясно, выдержит ли этот сценарий, который так хорошо работал в течение сорока лет.

Си Цзиньпин порвал со своими предшественниками, которые подчеркивали, что им нужно оставаться в тени на международном уровне, и довольствовались тем, что не решали вопрос о Тайване, чтобы сосредоточиться на экономическом росте, признавая, что тайваньский кризис нанесет серьезный ущерб экономике Китая. Си избрал более агрессивную внешнюю политику Китая. В его период првления Китай милитаризовал Южно-Китайское море, боролся с пограничными столкновениями с Индией, оспаривал притязания Японии на острова Сэнкаку и использовал экономические рычаги для наказания стран, критикующих действия Китая. Си также руководил попыткой запугать Тайвань и дал понять, что решение тайваньского вопроса нельзя откладывать до бесконечности.

Китай теперь обладает более сильными вооруженными силами, на которые он надеется положиться для поддержки своей более смелой внешней политики. У Китая второй по величине военный бюджет в мире, и большая часть его внимания была направлена ​​на подготовку к тайваньскому сценарию. В результате Китай имеет больше возможностей принуждать Тайвань, и вполне может возникнуть вопрос, вмешаются ли Соединённые Штаты от имени Тайваня, несмотря на то, что администрация Джо Байдена дала понять, что это вполне возможно.

В итоге вероятность конфликта из-за Тайваня за последние годы значительно возросла. Именно в этом контексте в Совете по международным отношениям написали специальный доклад Совета, цель которого — предложить стратегию предотвращения конфликта в Тайваньском проливе.

Авторы утверждают, что стратегия США недостаточна для сдерживания или, если необходимо, реакции на китайское принуждение или агрессию. Авторы предлагают, как можно сократить этот разрыв. Они также рекомендуют, чтобы Соединённые Штаты сохраняли политику единого Китая, тесно координировали политику США и Тайваня с Японией и другими азиатскими союзниками, поддерживали позицию Тайваня в международных организациях, которые не требуют государственности для членства, заключили двусторонние торговые соглашения с Тайванем и налаживали контакты между людьми с Тайванем.

Ставки огромны и что то, что происходит в Тайваньском проливе, будет иметь путь развития для будущего Азии, системы альянсов Америки и ее присутствия в регионе, а также американо-китайских отношений. Авторы пишут, что написали этот доклад, потому что в течение 2020 года пришли к выводу, что над Тайванем надвигается кризис и что он становится самой опасной точкой возгорания в мире для возможной войны, в которую вовлечены Соединенные Штаты Америки, Китай и, возможно, другие крупные державы.

Эта опасность наполовину понимается интеллектуально, но она преуменьшается из-за неизменной человеческой склонности предполагать, что, несмотря на новые проблемы, завтра будет во многом похоже на вчера. Это старая проблема. За двумя исключениями, вторжением Германии в Польшу в 1939 году и вторжением США и Великобритании в Ирак в 2003 году, начало практически каждой международной войны с 1900 года было неожиданностью, кроме тех, кто планировал войну.

Ситуация вокруг Тайваня за последние несколько лет изменилась очень сильно. Решение Китая подавить местное управление и эффективное верховенство закона в Гонконге имело большие последствия. Это изменило политику Тайваня в пользу переизбрания действующего президента. Китайские лидеры прибегли к ксенофобскому национализму и репрессиям, усилив давление на Тайвань как в риторическом, так и военном плане. Тайвань начал масштабную программу перевооружения с серьёзностью, невиданной ни в одном поколении, при поддержке Соединённых Штатов. Тем не менее, существует значительный промежуток времени, прежде чем эта программа сможет принести много плодов. Далее в этом докладе авторы вспоминают пример военного кризиса в Чехословакии осенью 1938 года. Этот кризис также был вызван колеблющимися эффектами меняющихся обстоятельств, в данном случае последствий немецкой аннексии Австрии в марте 1938 года и напряженные требования, которые последовали позже той весной, на первый взгляд, касались того, как определить границы и характер Германии.

Цель авторов доклада — подчеркнуть, насколько динамичными могут быть обстоятельства и как быстро могут возникнуть, казалось бы, отдаленные испытания решимости. К июню 2020 года опытный наблюдатель Джеймс Ставридис, бывший адмирал в отставке и бывший верховный главнокомандующий НАТО, прокомментировал, что «на самом высоком уровне в Пекине можно привести убедительный аргумент в пользу того, что это идеальный момент для удара по Тайваню. Но я бы приписал менее 1 из 4 шансов, что они предпримут военные действия в ближайшем будущем, то есть перед выборами в США [в ноябре 2020 года] ».

Авторы полагают, что адмирал Ставридис был примерно прав. К этой оценке, которую ни один благоразумный человек не сочтет утешительной, авторы добавляют, что, по их мнению, 2021 год уже складывается как более опасный, чем 2020 год.

Авторы считают, что нереально предполагать, что после возможного столкновения Соединённых Штатов и Китая конфронтация перерастёт в какую-то широкомасштабную войну против Китая с всеобъемлющими блокадами или ударами по целям на материковой части Китая.

Если в планах кампании США постулируются такие нереалистичные сценарии, они, вероятно, будут отвергнуты американским президентом и Конгрессом США. Паралич США в результате не будет результатом президентской слабости или робости. Это может произойти из-за того, что у самой могущественной страны мира не было надежных вариантов, подготовленных к самому опасному военному кризису, надвигающемуся впереди. Авторы считают, что можно подготовить надежные варианты выхода из тайваньского кризиса. Они могут стремиться избежать конфронтации и усилить сдерживание. Они могут опираться на волю и готовность Тайваня защищать свою демократию. Они могут опираться на готовность Японии вместе с США помочь Тайваню защитить себя.

Администрация Джо Байдена опубликовала подготовленное заявление, озаглавленное «Военное давление КНР на Тайвань угрожает региональному миру и стабильности». В заявлении содержится призыв к Пекину «прекратить военное, дипломатическое и экономическое давление на Тайвань и вместо этого вступить в конструктивный диалог с демократически избранными представителями Тайваня». Успокаивающе подтверждая историческую позицию США в отношении Тайваня, администрация Байдена добавила, что будет продолжать «углублять наши связи с демократическим Тайванем», а затем заявила: «Наша приверженность Тайваню непоколебима и способствует поддержанию мира и стабильности в Тайваньском проливе и в регионе». Тон этого заявления «твёрдый как скала». Тем не менее, основная суть «нашей приверженности» не яснее, чем это было раньше.

Главное для оценки вариантов политики США в отношении Тайваня — это судить о том, насколько Тайвань важен для национальных интересов США. Поразительно, что многие учёные мужи игнорируют этот важнейший фактор в своих анализах.

Авторы доклада полагают, что жизненно важный национальный интерес США — связь будущего Тайваня с миром, стабильностью и свободой в Восточной Азии.

Соединённые Штаты не обязано по договору помогать защищать Тайвань от нападения, но в соответствии с Законом о взаимоотношениях с Тайванем оно требуется, чтобы помочь Тайваню защитить себя. Принимая во внимание значение Тайваня, важно то, что он больше не является отступающим остатком диктаторского режима Гоминьдана, зализывающим свои раны после поражения в гражданской войне в Китае. Сейчас Тайвань является ярким примером китайскоязычной демократии и имеет свое собственное формирующееся чувство идентичности.

По мнению авторов доклада, мы живем во время мировой истории, когда относительная привлекательность предполагаемой китайской модели технократического тоталитаризма будет иметь большое нематериальное (можно сказать идеологическое — В. О.) влияние в выборе, который делают многие общества в Азии и за ее пределами. Авторы полагают, что относительно недавний «подъём истинно демократического Тайваня раздражает Китай так, как в своё время, существование оживленного Западного Берлина в центре коммунистической Германской Демократической Республики, который стоял как своего рода экзистенциальный вызов этому государству и его коммунистическим союзникам в Европе (и советскому блоку)».

В Гонконге тоже было что-то подобное, что стало невыносимым для руководителей в Пекине.

Нынешние «красные линии» Китая, по мнению авторов доклада таковы: отсутствие декларации независимости Тайваня и «никакого внешнего вмешательства», что можно интерпретировать как означающее отсутствие развертывания войск США на Тайване и отсутствие пакта безопасности между Соединёнными Штатами и Тайванем.

Отношения между США и Китаем плохи, находятся на исторически низком уровне за последние полвека, и вряд ли существенно улучшатся при администрации президента Байдена. Авторы доклада продвигают семь макропринципов, которые обеспечивают стратегический контекст.

1. Благодаря экономическому чуду китайцы превратили бедное общество во вторую по величине экономику в мире и, как и предсказывал Goldman Sachs, на пути к тому, чтобы стать крупнейшей экономикой мира. Они последовали примеру Америки, отправляя людей в космос и сбивая спутники ракетами. Это культура, которой 4000 лет, в ней 1,3 миллиарда человек, многие из которых обладают огромными талантами — огромный и очень талантливый фонд, из которого можно черпать вдохновение. Как они могли не стремиться стать номером один в Азии, а со временем — в мире?

2. Тактика Китая со временем изменится. Его стремления к доминирующему влиянию, по крайней мере, в Индо-Тихоокеанском регионе, не будет. Это можно увидеть в примирительных речах Си и его высокопоставленных коллег на международных форумах. Это не означает, что Китай не совершает ошибок в реализации своих стратегических целей посредством своих тактических действий. Его грубая, угрожающая дипломатия «воина-волка» контрпродуктивна. Финансовые условия инициативы «Один пояс, один путь» обидели некоторые страны развивающегося мира. Военные действия Китая в Гималаях вдоль индийско-китайской границы в начале лета 2020 года в суровой горной местности резко изменили общественное мнение в Индии и приблизили ее в геополитическом плане к Соединённым Штатам.

3. В период, когда администрация Байдена вступила в должность, Соединённые Штаты глубоко разделены по политическим, экономическим и расовым вопросам, отмечены поляризованным Конгрессом и разъяренной протестной общественностью. В этом контексте перед президентом Байденом стоит огромная задача — объединить страну для достижения согласованных внутренних и международных целей. «Если ему удастся реанимировать американскую мощь и укрепить связи с союзниками, управление подъемом Китая станет значительно менее пугающим, и лидеры в Пекине, вероятно, замедлят свой агрессивный толчок к доминированию в Азии». Если он потерпит неудачу, он только укрепит мнение в Пекине о превосходстве Китая.

4. Соединённые Штаты со своими союзниками и партнёрами могут успешно конкурировать с Китаем, и нет причин для внутреннего пессимизма. Хотя следующие сравнения не являются идеальными, они являются иллюстративными. Совокупная экономика США, Японии, Южной Кореи и Австралии намного превосходит экономику Китая. Номинальный валовой внутренний продукт (ВВП) США в 2019 году составил 21,4 триллиона долларов по сравнению с 14,3 триллиона долларов в Китае. Общий номинальный ВВП США, Японии, Южной Кореи и Австралии в 2019 году составил 29,5 триллиона долларов. По паритету покупательной способности ВВП Китая в размере 23,5 триллиона долларов превышает показатель США в 21,4 триллиона долларов, но все еще отстает от 30,4 триллиона долларов, достигнутых американо-азиатскими альянсами. Даже если экономические последствия коронавируса значительно изменили эти цифры на 2020 год, Трудно представить, что непосредственные последствия пандемии могут сократить разрыв в ВВП между Китаем и США и их азиатскими союзниками. Кроме того, экспорт товаров и услуг КНР в 2019 году составил 2,6 триллиона долларов по сравнению с 2,5 триллиона долларов в США, но союзники США в Азии составляют почти 2 триллиона долларов дополнительного экспорта. Совместные расходы на оборону США, Японии и Южной Кореи , а Австралия опередила Китай в 2019 году. Вашингтон потратил 684,6 миллиарда долларов на оборону и выделил 69 миллиардов долларов на финансирование войны. Япония, Южная Корея и Австралия вместе потратили на оборону дополнительно 113,9 миллиарда долларов. Китай, второй по величине спонсор, потратил на оборону примерно 181,1 миллиарда долларов. Тем не менее, трудно дать количественную оценку или точно разбить военные расходы КНР. Конечно, важнее всего то, что покупается в этих бюджетах. Китай стремительно модернизировал свои вооруженные силы с 2000 года, но союзники США в Азии также увеличивают бюджеты на приобретение более совершенного оружия и улучшение возможностей своих военно-морских сил в открытом море. Теперь у этих четырёх стран есть преимущества в большинстве общих военных измерений перед Китаем, включая превосходство США в военно-морском тоннаже, более качественных подводных лодках и более совершенных самолетах -невидимках большой дальности. КНР имеет большие преимущества в своей способности поддерживать широкомасштабные боевые действия на море и в воздушном пространстве вблизи Тайваня.

Пекин не может сравниться с объединённой дипломатией Вашингтона и его союзников и партнёров в Азии и Европе, но эта ситуация развивается. Соединенные Штаты и их союзники по НАТО Великобритания и Франция занимают три из пяти постоянных мест в Совете Безопасности ООН. Хотя Китай стал председателем четырёх специализированных агентств ООН, Соединенные Штаты и их европейские и азиатские союзники вместе председательствовали в шести. Но Китай не остается без дела. Он укрепляет военное партнерство с Россией. Он поддерживает тесные отношения с Ираном, Пакистаном, Мьянмой и Северной Кореей. Все они, за исключением Северной Кореи, провели совместные военные учения в нескольких местах. Китай, Россия и Иран провели совместные военно-морские учения. Российские и китайские бомбардировщики вместе патрулировали Японское море. Экономические связи и зависимости КНР имеют ценность, которая может влиять на поведение и побуждать к нему даже союзников США, примером чего являются Филиппины. Например, Китай недавно заключил и Всеобъемлющее региональное экономическое партнерство в Азии, в которое входят все пять союзников США и Азии по договору, и двусторонний инвестиционный договор с Европейским союзом (ЕС). Хотя Китай догоняет Америку, Соединённые Штаты по-прежнему лидируют в применение передовых технологий.

Читать продолжение <<<ДАЛЕЕ>>>

от fs