Е.П. Ищенко, доктор юридических наук, профессор

Проблемы, создаваемые рассмотрением уголовных дел с участием присяжных заседателей

[Опубликована в книга « Новая криминальная ситуация: оценка и реагирование. – М., Российская криминологическая ассоциация, 2009.]

«…Судебное разбирательство уголовных дел, будучи завершающей стадией уголовного судопроизводства, представляет собой весьма сложный процесс, качество реализации которого существенно влияет на криминогенную обстановку в стране, которая с каждым годом ухудшается. Об этом однозначно свидетельствует уголовная статистика последних десяти лет.

Названные обстоятельства вызывают обоснованную тревогу еще и потому, что присяжные заседатели участвуют в судебном разбирательстве дел о наиболее опасных тяжких и особо тяжких преступлениях: убийствах (ст. 105 УК РФ), похищениях человека (ст. 126), изнасилованиях (ст. 131), терроризме (ст. 205), захвате заложника (ст. 206), организации незаконного вооруженного формирования и участии в нем (ст. 208), бандитизме (ст. 209), организации преступного сообщества (ст. 210), угоне судна воздушного или водного транспорта либо железнодорожного состава (ст. 211), приведении в негодность транспортных средств или путей сообщения (ст. 267), государственной измене (ст. 275), шпионаже (ст. 276), вооруженном мятеже (ст. 279), диверсии (ст. 281), разглашении государственной тайны (ст. 283), получении взятки (ст. 290), воспрепятствовании осуществлению правосудия и производству предварительного расследования (ст. 294), привлечении заведомо невиновного к уголовной ответственности (ст. 299), фальсификации доказательств (ст. 303), дезорганизации деятельности учреждений, обеспечивающих изоляцию от общества (ст. 321), разработке, производстве, накоплении, приобретении или сбыте оружия массового поражения (ст. 355), геноциде (ст. 357), экоциде (ст. 358), наемничестве (ст. 359) и др.

По таким уголовным делам, вызывающим, как правило, большой общественный резонанс, чрезвычайно важен анализ доказательственной базы, нередко очень сложной и неоднозначной, особенно по делам о групповых преступлениях. Такие уголовные дела обычно бывают многотомными, их материалы насыщены специальной терминологией, заключениями различных судебных экспертиз. Разбирательство по этим делам длится месяцами, а то и годами. Тут и профессиональному судье с большим опытом работы бывает непросто разобраться во всех обстоятельствах, взвесить все «за» и «против», дифференцировать степень виновности каждого подсудимого. Чтобы участвовать в отправлении правосудия нужны знания, опыт, гражданское мужество, наконец, четкая жизненная позиция. Есть ли они у людей, взятых «с улицы» путем случайной выборки?

Присяжные, в лучшем случае, терпеливо накапливают впечатления, а в худшем откровенно скучают, не понимая тонкости происходящего состязания сторон, но будучи обязанными играть роль судей факта. Однако «присяжные в уголовном процессе – это не только судьи факта, но и судьи права, судьи виновности или невиновности подсудимого, поскольку вся их деятельность основана на праве, при решении поставленных перед ними вопросов они неизбежно вторгаются в сферу права, и вынесенный ими вердикт имеет правовые последствия» [1].

Положение еще более усугубляется тем, что при рассмотрении дела судом присяжных судья оценивает доказательства лишь в аспекте относимости и допустимости, не вдаваясь в их содержание. Такой подход тем более порочен, что на откуп присяжных отдан главный вопрос о виновности или невиновности каждого из подсудимых в инкриминируемом ему опасном деянии. Для этого, в соответствии со здравым смыслом, совершенно необходимо оценить доказательства, полученные в ходе предварительного следствия и судебного разбирательства, чего человек без юридической подготовки и соответствующего профессионального опыта сделать абсолютно не в состоянии.

Это – трудный путь, по которому присяжные заседатели никогда и не пытаются идти. Второй, психологически более комфортный подход, – оправдать подсудимого, что и происходит практически повсеместно. И дело тут не столько в беспринципности профессиональных юристов, в первую очередь адвокатов, цинично использующих эмоциональное в своем большинстве восприятие присяжными заседателями происходящего на процессе, сколько в отношении общества к судебной власти… [2]»…».

 

1 Маркова Т.Ю. Разграничение компетенции между профессиональным судьей и присяжными заседателями //Актуальные проблемы уголовного судопроизводства: вопросы теории, законодательства, практики применения (к 5-летию УПК РФ): мат. конф. – М., 2007. С. 513.

2 Глобенко О.А. Заметки присяжного // Уголовное судопроизводство, 2007. №1 С. 8-15.