Фрагменты дискуссии

Фрагменты дискуссии
на парламентских слушаниях Комитета Государственной Думы по безопасности на тему:

«Законодательное обеспечение борьбы с организованной преступностью как внутренней и внешней угрозы национальной безопасности»

Здание Государственной Думы. Малый зал
30 октября 2008 года, 11 часов.
Председательствует председатель Комитета Государственной Думы
по безопасности В.А. Васильев

 

Гуров А.И. Уважаемые коллеги, наши парламентские слушания совершенно не связаны с Указом президента «Об упразднении службы по борьбе с организованной преступностью». Стечение обстоятельств, данная тема была запланирована ещё зимой.

Однако в связи с указом, наши парламентские слушания значительно актуализируются, и вот, почему. Во-первых, вернее, во-первых, никто не отменял борьбу с организованной преступностью, это нужно понимать. Более того, в связи с тем, что ожидается организация борьбы с коррупцией, а это составляющая, как сказал Владимир Абдуалиевич совершенно верно, организованной преступности. Поэтому спрос общества с нас с вами и правоохранительной системы усилится, и правильно.

Во-вторых, разделение функций и передача их в разные подразделения МВД: в УБЭП — экономические преступления, уголовный розыск по тем лишь основаниям, что воры в законе больше совершают преступлений обще-уголовного характера, а треть преступлений, вернее, три третьих, короче, 80 процентов преступлений, в общем-то, организованной преступности — это экономический характер. По остальным часть передали в УБЭП. Наверное, в этих условиях — это правильно, но, честно говоря, я не могу понять, как можно разделить вора на уголовную составляющую криминальную, традиционно блатную, и экономическую составляющую. Куда деть их «крыши», куда деть международные связи? …

Поэтому нам придётся искать и здесь новые подходы и на стратегическом и на тактическом уровне, как они будут взаимодействовать между собой, коль скоро разъединены на эти составляющие.

В-третьих, нам нельзя потерять, разбазарить, тот бесценный опыт, который накопили подразделения по борьбе с организованной преступностью за 20 лет их работы.

К сожалению, уже появились статьи, в которых, я думаю, заказные статьи, по крайней мере, написаны людьми, которые по отрицательным мотивам уходили с МВД, в которых описывается вредоносность этих подразделений. Ну, Бог с ними, я не хочу спорить, не место, не время. Но, господа, товарищи! Давайте склоним головы к той мраморной доске на Колхозной площади, где выбиты свыше 100 фамилий, погибших наших сотрудников в борьбе с организованной преступностью и терроризмом.

Ни одно подразделение не понесло столь высокие боевые потери. И уж, если они такие вредоносные и неэффективные, то почему, после каждого удара по этим подразделениям, лидеры организованной преступности отмечали в ресторанах, как праздник. Это не мои слова, это было показано — документальный фильм по телевидению.

Нельзя поступить так, как мы поступили в своё время с профилактической службой. И теперь, когда новое поколение учёных и практиков распространяют зарубежный опыт профилактики преступлений, то они забывают или не знают, что эти формы взяты были лет 20 тому назад на вооружение из нашего опыта — обидно и больно…

Да что там говорить о низком аналитическом уровне, который даже не соответствует 20-летней давности, когда даже в брошюре, называется «Криминалогия», шпаргалка студентам, 10 тысяч экземпляров. Но научитесь хоть писать через «о»…

Чего достигла организованная преступность за 20 лет? Произошло самое печальное и опасное — огосударствление мафии. Термин не мой, он удился в криминологии. Я его поддерживаю. Комментарии излишне, и так всё понятно.

Второе. Из разрозненных групп 20-летней давности, представляющих тоже высокую общественную опасность, организованная преступность пошла на кооперацию и создание преступных организаций с определенной специализацией: лес, рыба, автомобили, рынки, шоу-бизнес, торговля живым товаром, проституция. И это можно продолжать до бесконечности, по крайней мере, долго.

Третье. Организованная преступность проникла в легальный бизнес и хорошо там закрепилась. Тоже не требует комментарий.

Четвёртое. Организованная преступность, действующая на территории России, имеет свои филиалы и связи не менее чем в 100-а странах мира: Азия, Америка, Европа, Латинская Америка. Чтобы не быть голословным, ведь мы не получаем данным от своих источников, я вам зачитаю фрагмент из краткого перевода содержания доклада Центра стратегических и международных исследований организованной преступности в России, проведённых в США.

То, что они здесь говорят о внутренней нашей, я скептически отношусь. Но то, что они говорят о том, что у них в Штатах, они отслеживают капитально, они свою безопасность берегут. Что они отмечают. На сегодняшний день в странах СНГ, они говорят, действуют 200 крупнейших глобальных конгломератов. 26 лидеров обозначили своё присутствие в США во время проведении переговоров о разделе сфер влияния с американскими, сицилийскими и колумбийскими преступными синдикатами. Преступные действия этих группировок зафиксированы в 17 городах США. Это они для себя доклад делали…

Пятое. Организованная преступность волей или неволей способствует экономической мощи наших противников или, по крайней мере, серьёзных политических и стратегических в военном плане оппонентов. Потому что если американская наркомафия отмывает ежегодно более 100 миллиардов долларов за рубежом, но направляет их в свои собственные банки, она становится выгодной для экономической системы Соединенных Штатов Америки. А когда наши мафиози миллиарды, десятки миллиардов активов вывозят из страны, помещают эти капиталы в других странах, покупают там недвижимость и так далее, это конечно, их право. На ворованные деньги, поскольку нет конфискации, можно свободно этим заниматься…

Седьмое. Организованная преступность крупных мегаполисов стала идти в глубь страны. И когда мы говорим, что мы очищаем столицы и прочее от организованной преступности … не мы очищаем, а она уходит туда, где есть деньги, где есть раздолье. Потому что организованная преступность там, где есть деньги. А сегодня деньги в регионах появились…

Председательствующий. Большое спасибо, Александр Иванович.

Я предоставляю слово Давыдову Владимиру Александровичу — судье Верховного Суда. Пожалуйста.

Давыдов В.А…

Если обратиться к статистике, я несколько цифр позволю себе назвать, то в период с 2003-го по 2006 год число осуждённых за совершение преступления, предусмотренного статьей 210, это самая крайняя, самая негативная форма проявления организованной преступности, речь идёт о преступных сообществах, так вот осуждено было в 2003 году всего 20 человек по этой статье, в 2004-ом — 23, в 2005-ом — 76, в 2006-ом — 147. Однако, в 2007 году число лиц, осуждённых по данной статье, сократилось практически на 50 процентов и составило 73 человека. За шесть месяцев текущего года по статье 210, это речь идёт опять о преступных сообществах, осуждено 93 лица. …

… используемые в законе термины не вполне адекватно отражают суть явления. И в известной степени они носят произвольный характер, а если произвольный, то это на практике трудно доказуемое обстоятельство.

Недостатки нормативного регулирования, к сожалению, приходится компенсировать путём разъяснения Пленуму Верховного Суда Российской Федерации. Хотя его назначение вовсе в другом. В даче разъяснений по вопросам судебной практики. Но поскольку закон действует, применяется и применять он должен единообразно, поэтому Пленум и ориентирует суды на единообразное применение…

Уважаемые коллеги, я бы хотел сейчас предоставить слово Евгению Леонидовичу Забарчуку для сообщения… (заместителю Генерального прокурора Российской Федерации)

Забарчук Е.Л…. Добрый день, уважаемые коллеги! Хочу высказать слова благодарности за приглашение принять участие в парламентских слушаниях.

Хотелось бы лишь обратить ваше внимание на тенденцию роста количества преступлений, совершённых организованными преступными группами, преступными сообществами. 2005 год — более 28 тысяч 600, 2006 год — более 30 тысяч преступлений, 2007 год — более 38,8 тысячи преступлений, первое полугодие 2008 года — более 26,5 тысячи… Таким образом, за последние три года число преступлений, совершённых организованными преступными формированиями, увеличилось на одну треть.

Отмечается негативная тенденция, когда коррупция в связке с организованной преступностью превращается в устойчивую систему, способную сопротивляться деятельности контрольных и надзорных правоохранительных органов. Это крайне отрицательно воздействует не только на состояние общественного порядка, борьбы с преступностью в стране, но и на экономику, увеличивая масштабы криминального сектора.

В период кризисных явлений преступная деятельность таких групп в финансовой сфере становится более опасной, поскольку взаимодействие организованной преступности с коррумпированными служащими, с криминальным бизнесом облегчает их доступ к власти, и создаёт благоприятные условия для отмывания грязных преступных денег…

…имеется настоятельная необходимость совершенствования нормативного регулирования противодействия современной организованной преступности. В этой связи представляется крайне актуальной разработка и принятие комплексного межотраслевого федерального закона о противодействии организованной преступности, которой соответствовала бы мировая практика. Речь об этом законе уже идёт давно и, я надеюсь, что всё-таки сдвинется с места.

Следующий выступающий депутат Государственной Думы Абельцев. Пожалуйста.

Абельцев С.Н. …

Начну своё выступление с удивительной информацией, с которой мне в ходе исполнения своих депутатских полномочий доводилось неоднократно сталкиваться. Речь идёт о бытующем в нашей стране и, к сожалению, всё более распространяющемся мнении о том, что организованная преступность в современной России выполняет позитивные социально-экономические функции, представляя альтернативным не эффективно работающим государственным институтам, призванным обеспечить выполнение гражданско-правовых обязательств, и разрешать споры.

Таким образом, в сознании людей формируется извращённый по своей сути и порочный, и пагубный по своей потенциальной опасности образ преступного мира, как единственной силы, способной обеспечивать стабильность, представлять помощь в выбивании долгов, гарантировать выплаты процентов по банковским ссудам, и разрешать споры о правах на собственность честно и эффективно. То есть исполнение правовых и карательных функций того, что в нормальном обществе принято считать исключительно прерогативой государства…

Как законодатель могу констатировать, что эффективность принятия законов по противодействию организованной преступности практически нулевая…

… в памятный 1992 год, как естественная реакция на зло, появились знаменитые РУБОПы, вобравшие молодых и дерзких людей, которые, не особо обременяя себя статьями закона, вдруг начали давать результат, решая свою главную задачу — убрать бандитов с улиц. И они превратились в настоящие эскадроны смерти. К сожалению, выполнив эту задачу в 2001 году, РУБОПы были упразднены. Криминалитет на это отреагировал немедленно. Практически во всех регионах страны его выдвиженцы развили активную деятельность по проникновению во власть по средствам самого легитимного и законного способа — участия в выборах. Преступный симбиоз достиг своего совершенства, обрёл законченный, а потому особо опасный вид…

Следующий Шелепанов Николай Иванович — заместитель начальника Следственного комитета при МВД России.

Приготовиться экс-министру, экс-руководителю Службы по борьбе с организованной преступностью Егорову Михаилу Константиновичу.

Шелепанов Н.И. … Если взять цифры, значит, статья 210 — это организация преступных сообществ. Вроде бы всё нормально у нас идёт. По нарастающей цифры идут. Допустим 2003 год, в суд направлено было 39 уголовных дел по 210-й — 241 обвиняемых, 2004 год 70 дел — 427 обвиняемых, 2005-2006 годы уже направлено 60-65 дел, количество обвиняемых улучшается. Ну и в этом году тоже есть определённый рост. В основном основная масса этих дел заканчивается следователями МВД.

Но вот если взять статистику уже судебную, то мы получаем практически вполовину уменьшение цифр, как уголовных дел, так и обвиняемых. Тут действительно пресловутая проблема наших признаков этой статьи. Насколько это организованная группа, насколько сплочённая. И, в общем-то, здесь всё как бы отдано на откуп действительно следователю, прокурору и судье, как оценить эти группы, насколько у них степень организованности, сплочённости переходит просто от организованной группы к преступному организованному сообществу…

… очень сложно привлекать людей по этим статьям, очень сложно квалифицировать их действия. И именно даже, если мы выходим на суд присяжных, то ещё сложнее убедить 12 заседателей, в основном они не юристы, вот в наших этих тонкостях — организованные группы, супер организованные и т.д…

В порядке предложений нам действительно хотелось помимо принятия всё-таки более конкретных формулировок статей 210-й, 209-й, конечно, несомненно, нужно вернуться к нашей конфискации, которую мы похоронили в 2003 году, в полном объёме по этим преступлениям, где проходят организованные преступные группы…

Председательствующий. Спасибо.

Пожалуйста, Михаил Константинович (Егоров).

Пока он идёт, я очень коротко скажу тем людям, которые не знают Михаила Константиновича.

Мы с ним начинали ещё в прошлом веке борьбу с организованной преступностью, руководители мы были шестого главка в МВД СССР. Потом Михаил Константинович перешел в МВД России, возглавил и организовал там службу по борьбе с организованной преступностью и довёл её до российского совершенства, что было признано ФБР и ЦРУ. Уважаемый человек, крупным специалистом я его считаю на сегодняшний день…

Егоров М.К. … Двадцать лет подразделения по борьбе с организованной преступностью будет отмечаться 15 ноября. Что бы не было мы отметим, всё как полагается сделаем.

Александр Иванович, за время службы нашей, за двадцать лет, 711 человек было ранено, 396 погибли. Из них 34 Герои России и 26-ти из них это звание было присвоено посмертно. То есть люди отдали здоровье и жизнь за то, чтобы мы с вами сидели и спокойно обсуждали эту проблему.

Я, в общем-то, с оценками согласен. Ситуация нелегкая, она и была нелегкая, она никогда легкой не была, особенно в последнее время в эти 90-е годы.

Вот комитет Совета Безопасности. Поставить запятую и написать: по борьбе с организованной преступностью и коррупцией…

…вызовите правоохранителей и спросите, сколько организованных преступных групп вообще есть. Сколько территориального, сколько межтерриториального, сколько российского, сколько международного. Международный и общероссийский возьмите на контроль и заставьте всех работать. И всё будет нормально.

Нужна просто политическая нормальная воля. И нужны люди, которые могли бы это сделать.

…что касается законодательства. Вот когда работает человек, копает яму, у него есть инструмент, у него есть штыковая лопата. Давай вспомним — копал яму? Копал. У него есть совковая, у него есть лом, если тяжело копается, его иногда меняет. А мы с тобой, вот законы одни и те же у нас, что вот один инструмент на все виды преступлений, что кража, что изнасилование, что организованная преступная группа. Но как, 300, 400 человек, если проходит, 100 человек проходит, но как можно в рамки этого закона вместить это расследование? Потому и расследуем по восемь, десять лет определённую преступную группу.

И даже так, возьмём эту статистику: пусть два процента. Вообще-то сводить к статистике и каким-то образом заводить в то, что у нас, как сказал Черномырдин: «Какую партию ни строй, всё равно получается КПСС». Правильно? А мы, что с вами ни делаем, всё равно в эту статистику загоняем и говорим: пять или шесть. А если десять организованных преступных групп по 400 человек, это хорошо или плохо? Да, это нормально. А мы два, три процента. Да, это не подход вообще по жизни…

Лахонин Тимур Анатольевич — начальник Центрального бюро Интерпола при МВД Российской Федерации?

…Мировое сообщество, осознав, что проблема глобализации преступности не может быть решена в рамках ограниченных национальных государственных средств и методов, последовательно ищет сегодня рецепты противодействия преступности, в том числе и в организованных её формах. Мы в этом процессе, в международном процессе также принимаем активное участие в разных формах, и одним из важных направлений международного сотрудничества сегодня в борьбе с преступностью является оказание содействия в деле розыска преступников, скрывшихся за рубежом, и передача их заинтересованному государству. Ведущая роль в данной области деятельности по оценкам специалистов, это было неоднократно подчеркнуто на недавно состоявшейся в Санкт-Петербурге в начале этого месяца 77-й сессии Генеральной Ассамблеи Интерпола, принадлежит, безусловно, Международной организации уголовной полиции, Интерполу, членами которой сегодня являются 187 государств, включая Российскую Федерацию.

Интерпол сегодня — это и механизм, и посредник в практическом взаимодействии правоохранительных органов различных государств в их повседневной работе по раскрытию преступлений и координации совместных усилий. Это действенный инструмент по обеспечению принципа неотвратимости наказания…

По состоянию на сегодняшний день в международном розыске по запросам российских правоохранительных органов, мы здесь считаем по специфике нашей работы 209-210 статьи, находится 131-о лицо из 1 230-ти разыскиваемых по каналам Интерпола по инициативе российской стороны лиц в целом. Если сюда добавить, а сегодня упоминалось, что террористическая деятельность, так же можно её в какой-то мере классифицировать как организованная преступность в особо опасной форме, то сюда можно ещё добавить 102 лица, которые находятся в международном розыске.

Информационный обмен НЦБ в сфере борьбы с оргпреступностью постоянно растет в последние годы, и за 10 месяцев этого года достиг почти 4000-й отметки. Можно говорить много или мало это. На мой взгляд, мало.

По инициативе российской стороны в настоящее время издано 200 таких так называемых зелёных уведомлений. При необходимости эти уведомления могут быть заменены на уведомления о розыске с целью ареста и выдачи, так называемые уведомления с красным углом.

В качестве примеров успешного сотрудничества в рамках этого проекта можно упомянуть совместную с испанскими партнёрами операцию, проведённую в ещё 2001 году, в результате которой в Испании были арестованы лидеры Ореховской ОПС: Буторин, Полянский.

В апреле 2006 года арестован в Объединённых Арабских Эмиратах вор в законе Калашов, и его последующая экстрадиция в Испанию, по инициативе которой он находился в розыске по каналам Интерпола. Только не понятно, почему инициатива или инициатором здесь была Испания.

И арест в августе сего года правоохранительными органами этой же страны — Арабскими Эмиратами активного члена ОПС «Уралмаш» Горшунова.

За 17 лет членства Российской Федерации в Интерполе и Министерством внутренних дел совместно с заинтересованными федеральными органами исполнительной власти проделана значительная работа по развитию и совершенствованию организации и деятельности российских правоохранительных органов в целом и НЦБ Интерпола в частности в области борьбы с международной оргпреступностью…

Вместе с тем следует признать, что правовая основа международного розыска на сегодняшний день в Российской Федерации требует дальнейшего развития и углубления. Число государств, с которыми Россию связывают сегодня соглашения, регулирующие вопросы экстрадиции, не превышает 65, в то время как членами Интерпола являются сегодня, как я сказал, 187 стран.

До сих пор нет договоров о выдаче с США, Канадой, Австралией, с государствами Южной Америки, многими государствами Африки и Азии. Хотя география передвижения скрывающихся от нас преступников в настоящее время практически охватывает весь мир.

Это в значительной степени снижает эффективность розыска по каналам Интерпола, затрудняет, а нередко делает невозможным привлечение установленных за рубежом лиц…

Азалия Ивановна Долгова, заведующая отделом проблем борьбы с организованной преступностью, терроризмом и экстремизмом НИИ Академии Генеральной прокуратуры. Пожалуйста, Азалия Ивановна. В знак глубокого уважения я Вам дарю сэкономленную минуту. А об Азалии Ивановне хотел бы сказать молодежи, что это один из ведущих теоретиков изучения проблем организованной преступности, она в свое время более, 20 лет тому назад, поддержала нас в изучении проблем профессиональной преступности, что было запрещено, и по сути дела работала в подполье почти глубоком, выжила, и вот сегодня перед Вами. Спасибо. Пожалуйста.

Долгова А.И. Да нет, никакого, в общем, подполья не было, потому что я руководила подготовкой закона о борьбе с организованной преступностью в рамках Думы, но не этого состава, Комитета по безопасности…

Председательствующий. Да это когда было-то? А в советское время-то, вспомните.

Долгова А.И. Нет, нет, давайте будем говорить уже о более близком времени.

И Государственная Дума приняла закон об организованной преступности, и Совет Федерации утвердил его, и первый Президент России наложил на него вето. Государственная Дума снова к нему вернулась, и снова его приняла, но через неделю приняли УК России с совершенно другой концепцией.

С чего бы я хотела начать, уважаемые коллеги, с того, что в Государственной Думе за последние 12 лет ничего не сделано по совершенствованию правовой основы борьбы с организованной преступностью. Ничего.

Кроме того, что вслед за действительностью, законодатель хаотично наращивал статьи об организованных преступных формированиях. Террористический, федеральный закон о борьбе, а потом противодействии терроризму, экстремистские возникли, причем никакой системы в нормах о различных преступных формированиях не прослеживается.

И единственный вклад, наиболее серьезный, сделал Верховный Суд, который на основе судебной практики, понимая, что это кричащая проблема, сделал максимально то своим постановлением июньским, что он мог сделать в рамках действующего законодательства, и он дал возможность все-таки немножечко правоохранительным органам наращивать усилия.

В прошлом, в позапрошлом году в Генеральной прокуратуре снова было принято решение координационного совещания руководителей правоохранительных органов о совершенствовании правовой основы борьбы с организованной преступностью.

В прошлом году мы вместе с департаментом по организованной преступности МВД России, с ФСИН России, представителями других правоохранительных органов подготовили новый проект закона о борьбе с организованной преступностью, он никому до сих пор не нужен.

После этого ликвидирован департамент по борьбе с организованной преступностью.

К чему мы пришли? Слово «борьба» мы заменили. «Борьба с преступностью» — конституционный термин (статья 114 Конституции), мы заменили словечком «противодействие». ООН использует термин «борьба».

Пожалуйста, к чему мы пришли? Пожалуйста, криминализация нашего общества, рост коэффициентов преступности, число преступлений на 100 тысяч населения…

…что такое 2 процента среди всех преступлений? От чего мы будем считать: от простейших краж, от хулиганства, от вандализма, от драк? Давайте вот от каких преступлений считать… 15 процентов не просто тяжких, а особо тяжких преступлений. 80 процентов террористических актов. 23 процента против основ конституционного строя и безопасности государства. 18 — похищение человека. И в сфере экономической деятельности.

…больше половины всех зарегистрированных преступлений выявленных организованных преступных формирований, совершаются в сфере экономики, преимущественно в кредитно-финансовой сфере и с международными связями, и с коррупционными связями.

Организованная преступность — это не когда много организованных формирований, это сложная система, именно система, организованных преступных формирований, их отношений и деятельности…

Это организация со сложными взаимодействиями и связями между собой. Их связи выходят во вне: в государственные, в политические структуры, экономические структуры, религиозные и другие.

И в этой системе существует надорганизационные органы: воры в законе и другие преступные сообщества, которые выполняют… управленческие функции…, функции координирующие.

Мало считать количество организаций, надо ещё смотреть, как действует эта система. В системе важны ещё взаимодействия. Вы это прекрасно знаете.

Разберите автомобиль. Автомобиль работающий — это система. Разберите его и все детали положите рядом. Это будет груда деталей, но это не будет автомобиль. Точно так же и это. Важны не только формирования, а важна их взаимосвязь.

… деятельность ОПФ выражается не только в системе конкретных преступлений, но и в сложной системной преступной деятельности. Что такое рейдерство? У нас тут недавно была конференция, в этих стенах, и речь шла о том, что вот мы хотим ввести уголовную ответственность за рейдерство или сделать рейдерство квалифицирующим признаком… Рейдерство — это сложная системная преступная деятельность, которая включает систему различных преступлений, обеспечивающих тот результат, ради которого эта система начинает действовать.

У нас существует термин «преступная деятельность» в Уголовном кодексе? А ведь мы уже сколько лет, больше 20 лет, предлагаем ввести этот термин в Уголовный кодекс.

У нас существует в Законе «О противодействии терроризму» термин «террористическая деятельность», существует термин «экстремистская деятельность». А что такое преступная деятельность? Разве это не варианты преступной деятельности? Что преступная деятельность — это неоднократность или может быть это повторность, или может быть это рецидив? Нет. Это совершенно другая история, когда много преступлений системно связаны и представляют собой единое целое. Законодатель не реагирует совершенно на это, абсолютно.

Вот вам воровской прогон… Воры в законе управляют с помощью определённых и норм поведения, и приказов, предписаний, и форм, у них свои средства коммуникации. Воровской прогон — это указания обязательные, которые исходят от воров в законе.

Так вот, обратите внимание, второй абзац. «Преступный мир, есть собственное государство, в котором такое как честь, совесть, порядочность являются самым главным законом жизни людей в нём». Так вот, собственное государство, которое имеет свои нормы поведения, свои системы социального контроля, если вы посмотрите эти нормы поведения, то за большинство из них смерть, наказание, и неотвратимое наказание. И, значит, у нас лица, которые находятся в системе влияния организованных преступных формирований, находятся в состоянии конфликта между нашим либерализирующимся законодательством и теми нормами, за которые предусмотрена смерть. Что они выбирают? Следование, каким нормам выберет человек?

В заключение я хочу сказать, что я очень долго наблюдаю деятельность Государственной Думы, собственно с тех пор, когда… даже раньше, чем Дума въехала в эти стены. Раньше здесь были коридоры полны специалистами, профессионалами высокого класса, которые ходили в коридорах, участвовали в разработке законопроектов. Раньше здесь были книги, продавались, причём разного направления и толка, самые последние новинки. Где это всё сейчас?

Пустые коридоры, дорогие магазинчики с дорогими сувенирами. Что — это Дума? Что — это такое? Что — это законотворчество? Что — это за борьба с организованной преступностью?…

Как пел Окуджава: «О были б небеса чисты, а остальное всё приложится».

Нужно, чтобы у нас среди законодателей не было людей, чьи интересы объективно совпадают с интересами экономических преступников…

…научное обеспечение сопровождения соответствующей законотворческой деятельности именно профессионалами. И, чтобы было исключено лоббирование криминальных интересов. Оно в этих стенах идёт очень успешно, судя по тексту тех законов, которые принимались в последние годы. Спасибо за внимание.

Председательствующий. Спасибо, Азалия Ивановна.

(Аплодисменты.)

Мне трудно, что возразить. Единственное, что дополню, что вы правильно обратили внимание на то, что люди берут вину. Институт этот существовал ещё на сахалинской каторге в дореволюционной России. И иваны, такая была категория, это осуществляли. И люди сидели там годами, десятилетиями. Это повторяется и сегодня.

Страшные вещи вы сказали, Азалия Ивановна, страшные. А мы здесь вот сидим с магазинчиками здесь такими. Это действительно так. Спасибо.

Лопашенко Наталья Александровна — директор Саратовского центра по исследованию проблем организованной преступности и коррупции. У вас хорошие там, в Саратове, аналитические материалы были…

Лопашенко Н.А. …

То, что происходит в стране с официальной констатацией, касающейся организованной преступности, всё больше и больше навивает у меня мысли о том, что нет никакой российской организованной преступности, по мнению властей, власть предержащих. И что российская организованная преступность — это практически миф.

…В 2005 году Министр внутренних дел Рашид Нургалиев сказал вот по организованной преступности, что в России в настоящее время действует 116 преступных сообществ, которые насчитывают более 4 тысяч активных участников, под их контролем находится, по меньшей мере, 500 крупных хозяйствующих субъектов. Ровно через год начальник Департамента по борьбе с организованной преступностью и терроризмом МВД России Николай Овчинников даёт интервью официальное одной из газет и говорит: на учёт поставлено более 400 формирований оргпреступности, насчитывающих свыше 10 тысяч активных участников. Под их контролем находится 2 с лишним тысячи объектов экономики.

Год прошёл. Ситуация с организованными преступными формированиями таким образом у нас в корне изменилась в худшую сторону. Они выросли и в количестве, со 116 до 400 и выше, и в численности, с 4 тысяч до 10 тысяч и выше. Ну и в пять раз сфера крышуемых организаций увеличилась.

Проходит ещё год. Количество преступных организаций по данным 2005 года опять-таки по заявлениям высоких представителей Министерства внутренних дел насчитывает 450 организованных преступных формирований, и общая численность их составляет 12 тысяч человек.

Правда, через несколько недель после того, как были обнародованы эти данные, в Хабаровске проводятся в Главном управлении МВД России по Дальневосточному округу брифинг по результатам борьбы с организованной преступностью и там звучат такие цифры, например, только в Дальневосточном федеральном округе была пресечена деятельность 2 тысяч 32 организованных преступных формирований. Откуда они взялись, спрашивается, если перед этим звучали на самом высоком уровне, 400-450 регионов, а это только по Дальневосточному округу?

…6 сентября состоялся известный указ, который поминали сегодня 50 миллионов раз. И единственное, вот такое легитимное, в глазах, во всяком случае, доктора наук и профессора объяснение этому указу — это то, что с преступностью, с организованной преступностью мы справились. Задачу свою этот самый департамент, который ликвидировали, выполнил. И, соответственно, можно текущую работу вести профилактически на других уровнях.

Почему я считаю, что вот это решение, нормативное решение очень опасно? Уже озвучено это было, ещё раз хочу обратить на это внимание. Перемены в назначении ведомства, которые влекут за собой движение в составе работников и прочие организационные изменений, неизбежно, неизбежно приведут к распылению, частичному уничтожению и частичному разглашению тех материалов, в том числе секретных, которые годами, годами нарабатывались сотрудниками этого департамента.

Это одновременно ослабит информационный общий уровень МВД, информированности МВД об организованной преступности, и одновременно усилит информированность самой организованной преступности о возможных мерах противодействия ей, что, в конечном счёте, приведёт к усилению организованного криминала.

Далее. Далеко не все специалисты и настоящие профессионалы бывшего департамента найдут себе место в предлагаемых им структурах МВД. В то же время нежелательные или нечестные на руку и на совесть сотрудники, я тут больше чем уверена, они прекрасно устроятся и дальше. Великолепно устроятся. С ними всё будет хорошо. В свою очередь это приведёт к оттоку агентурной базы, без которой работать по противодействию организованной преступности нельзя. Не все из агентов, которые ныне существуют, захотят и смогут сотрудничать с новыми структурами…

… Обидно, когда, имея претензии к экипажу, кое-где и оправданные, сломали сам танк, растащив на части: пушку — отдельно, гусеницы — отдельно, и думают, что этим увеличили боевую мощь втрое.

А что касается уголовного закона, буквально два слова. К сожалению, и по уголовному закону, если посмотреть, то организованная преступность у нас скорее миф, чем действительность. Если посмотреть 210-ю, 209-ю, об этом говорили, но у нас организованная группа предусматривается в 80-ти статьях как квалифицирующий признак, в 80-ти, в том числе, в жестоком обращении с животными. Очень актуально, наверное. И категорийности это не меняет, то есть никак. Вот она есть, организованная группа, преступления совершено организованной группой и всё. И до двух лет лишения свободы. Кого мы пугаем такими мерами наказания?

… закон расценивает организованную преступность как миф, и борьба у нас с ней тоже мифическая. А вот к чему мы придем с этой мифической борьбой, сложно представить…

Следующий — Сенопаников Александр Владимирович…

Начальник оперативного управления ВСИН России. Ну не могу я, ГУИН хочется сказать всё время, по-старому.

Сенопаников А. В. А вы просто тюрьмой называйте…

Но не могу в качестве реплики, ремарки, наверное, не сказать о том, что если мы все так здорово работаем и так здорово и 209-ю, и 210-ю, так сказать, решаем все проблемы, почему у нас-то в местах лишения свободы находится всего 2 951 — за бандитизм осужденный, и 338 человек — по 210-й? Вот цифры, если им верить, с 2003 года назывались весьма серьезные, всё больше, больше и больше. И действительно правильно, конец организованной преступности подходит, а у нас 338 человек сидит. Куда они делись?…

Почему интерес сегодня уголовно-исполнительная система представляет именно для воров в законе. Она всегда представляла интерес для других авторитетов. Но сегодня наибольший, так сказать, интерес, и они делают всё возможное для того, чтобы уголовно-исправительные учреждения считать именно своей территорией и организовать там работу так, как им хочется.

Вот на сегодняшний день понятно, что численность растёт лиц находящихся в местах лишения свободы. При этом количество осуждённых за тяжкие и особо тяжкие преступления составляет 70 процентов. Причём, как правило, это преступления против личности… Каждый четвёртый отбывает наказание за убийство и умышленное причинение тяжкого вреда здоровью. Каждый пятый за разбой и грабёж. Более четверти осуждённых к длительным срокам лишения свободы. 46 процентов осуждённых отбывает наказание второй раз и более. Что говорит, в общем-то, об устойчивой криминальной мотивации и нежелание вести законопослушный образ жизни.

И самое страшное, что около трети лиц отбывающих наказание не старше 25 лет, в общем-то, наше будущее.

Увеличивается количество лиц с агрессивностью и возбудимостью повышенной, с психическими отклонениями. На сегодняшний день в местах лишения свободы более 400 тысяч склонных к различным формам деструктивного поведения, агрессии, конфликтам, членовредительству. Практически более 40 процентов — это та категория, которая имеет явные психические отклонения. Да, они дееспособны, они вменяемы, вопросов нет, но с психическими отклонениями.

Отсюда всё больше и больше желание у криминальных авторитетов, ещё раз подчёркиваю, превратить места лишения свободы в зону своей деятельности. Попытка распространения воровских традиций. И организовывают и координируют всё то, что происходит в местах лишения свободы.

Мы сегодня, Александр Иванович, должны, наверное, говорить не о субкультуре уголовной, а об уголовной идеологии. Той идеологии, которая пронизывает всё наше общество. Идеологию, которую мы, не мы, а в отношении нас проводится, начиная, как только мы встали с постели, на радио, по телевидению, в газетах именно уголовно-преступная идеология.

Некоторые вопросы мы предвидели и были готовы к складывающейся в настоящее время обстановке. Необходимо отметить, что проблема борьбы с организованной преступностью в уголовно-исполнительной системе предполагает решения целого комплекса вопросов по нейтрализации внешних и внутренних факторов создающих угрозу нормального функционирования подразделений исполнения наказаний. То есть угроза внутри учреждения исходящая от лидеров группировок отрицательной направленности и угроза извне, со стороны находящихся на свободе, так называемых, криминальных авторитетов.

Я некоторые теоретические предпосылки отложу в сторону. И скажу несколько примеров, с вашего позволения, будучи практиком, приведу…

В настоящее время в учреждениях уголовно-исполнительной системы содержатся 88 так называемых воров в законе, из них 30 — в следственных изоляторах, 44 — в исправительных колониях, и 14- в тюрьмах. 639 лидеров уголовно-преступной среды…

Было понятие «особо опасный рецидивист», со всеми вытекающими последствиями. Как правило, эти люди, как правило, не все, естественно, но какая-то их часть, были и ворами в законе. Признание особо опасным рецидивистом, уже гарантировано направление его на особый режим — раз, лишение определенных льгот содержания в местах лишения свободы — два, и практически эти люди не имели влияния ни в местах лишения свободы, то есть делалось всё возможное, чтобы не имели такого влияния…

Уже наличие статуса вора с законе должно определять его местонахождения в местах лишения свободы.

Председательствующий. Спасибо… И приготовиться Стрельникову Константину Анатольевичу — начальнику отдела Научно-исследовательского… Академии экономической безопасности МВД России.

Уважаемый председатель, уважаемые депутаты и участники слушаний! Борьба с организованной преступностью является той насущной задачей государства, разрешение которой требует привлечения всех рычагов законодательной власти… По данным Евростата, ущерб, наносимый организованной преступностью, может составлять три-четыре процента ВВП. И мы знаем такие примеры, как Соединённые Штаты во времена великой депрессии и Колумбия в последние годы, где организованная преступность действительно наносила существенный вред национальному процветанию…

Особую опасность, как уже было сказано некоторыми докладчиками, представляет распространение преступности в сфере незаконного оборота наркосодержащих веществ. И здесь мы можем наблюдать перманентный рост преступности в этой сфере, как по всему миру, так, в частности, и в России.

Особая проблема с распространением преступлений в этой сфере связана с тем, что большая часть преступлений совершается именно на базе действия организованных преступных группировок.

Вторым фактором является укоренённость этой преступности, связанная с распространением наркотических заболеваний и увлечением населения употреблением психически активных веществ. Таким образом наносится как прямой экономический вред государству, так и косвенный вред, связанный с распространением как наркологических, так и психических заболеваний.

И здесь мы должны чётко различать три фактора — это преступность, наркологические заболевания и заболевания психические. Причём в данном случае эти три фактора взаимосвязаны и поэтому борьба с организованной преступностью в сфере незаконного оборота наркосодержащих веществ должна вестись соответственно по трём направлениям.

Хотелось бы отметить уязвимость населения, и особенно уязвимые группы общества, в частности, — это молодёжь. Мы прекрасно понимаем, что распространение преступлений и оргпреступности в этой сфере напрямую связано с вовлечение в наркотическую зависимость населения.

В то же время распространение преступлений, основанное на распространении наркотической зависимости, формирует неблагоприятную психическую атмосферу. И вот, в частности, если говорилось о распространении преступной идеологии, то мы можем видеть, что преступная ментальность, которая присуща в здоровом обществе лишь отдельным элементам, с которыми возможна борьба профилактическими методами, здесь происходит внедрение преступной ментальности и её распространения в широких массах. Поэтому требуется согласованный и гибкий, стратегический метод борьбы с преступлениями в этой сфере.

Совершенно очевидно, что ужесточение мер ответственности и цитирую предыдущего докладчика: употребление репрессивных мер в данном случае будет мало эффективным. Поэтому для успешной борьбы с организованной преступностью в сфере незаконного оборота наркосодержащих веществ потребуется привлечение сторонних средств.

В частности, недавно были парламентские слушания по формированию здорового образа жизни у населения. И 10 октября отмечался Международный день психического здоровья. В данном случае мы видим, что формирование здоровой атмосферы, устойчивости населения к неблагоприятным воздействиям будет обеспечивать верную стратегию борьбы с распространением факторов, благоприятствующих организованной преступности в этой сфере.

И в заключение можем выразить такие предложения. Если мы вспомним ситуацию 20 или 30-летней давности, когда существовал НИИ санитарного просвещения ещё в бывшем СССР и существовали дружина добровольцев, помогающих работе органов правопорядка, что недавно хотели внедрять, но до сих пор это не получило распространения, то, вероятно, именно стремление к оздоровлению общества и укрепление психического здоровья населения, вот, в частности, вот такая статистика…

Следующий Белоцерковский Сергей Дмитриевич — ведущий научный сотрудник отдела…

Белоцерковский С.Д…

В самом начале нашего парламентского слушания прозвучала цифра о том, что организованные преступления занимают около двух процентов в общей уголовной статистике. Конечно, это не цифра. Конечно, эта цифра ни о чём не говорит, эта цифра не соответствует, как мы говорим, криминальным реалиям.

Дело заключается в том, что уголовная статистика совершенно не в полной мере отражает те тенденции, которые происходят как в преступности в целом, так и особенно это касается организованной преступности. Почему, я скажу чуть ниже.

Впервые рубеж в три миллиона зарегистрированных преступлений был преодолён у нас в России в 99-м году. Тогда было зарегистрировано чуть больше трёх миллионов преступлений, миллион, тысяча с небольшим. Затем на протяжении последующих пяти лет удавалось удерживать динамику на уровне, который немного был ниже трёх миллионов преступлений, но в последние три года стабильно общее число зарегистрированных преступлений в год превышает значительно три миллиона преступлений — три миллиона пятьсот тысяч, три миллиона восемьсот тысяч преступлений. Почему я начал говорить с этих количественных показателей преступности в цифрах?

В 90-х годах ряд исследователей говорили о том, что рубеж в три миллиона преступлений является неким знаковым рубежом. И предсказывали о том, что если этот рубеж будет преодолён, то это повлечёт очень негативные последствия, как в преступности, так и в обществе в целом… Похоже, что выводы этих исследователей совпали с реальной ситуацией. Вслед за количественными изменениями последовали качественные изменения очень серьёзной преступности…

В ходе совершения рейдерского захвата совершается целый ряд самых различных преступлений. Это, начиная от подделки документов и заканчивая, если необходимо, и заказным убийством. Всё это охватывается понятием рейдерства.

Современный терроризм. Он включает в себя не только собственно акт терроризма. Это и подготовка террористов в так называемые лагеря террористов. Это другое обеспечение террористической деятельности, это всё до настоящего время представляет современный терроризм. Сама организованная преступность — это не только совершение преступления, это как бы конечный уже результат. Это целый комплекс действий или деятельности по обеспечению существования вот этих организованных преступных формирований.

Естественно, что, но и это ещё не все изменения, которые произошли в преступности. Одной из основных тенденций явилось то, что организованные преступники стали действовать легально, то есть легализовались, стали действовать уже в легальном режиме и зачастую с использованием юридических лиц. То есть официально регистрируют предприятия, организации, и уже под видом легальных организаций и предприятий они продолжали, в том числе осуществлять свою преступную деятельность.

С учётом вот этих изменений преступности, как мы говорим «криминальных реалий», конечно, должен быть изменен и уголовный закон…

Во-первых, прежде всего, это введение в уголовный закон ответственности юридических лиц. Часто спрашивают: в каких государствах она введена? На этот вопрос отвечать как бы не совсем, может быть, корректно, потому что в скором мы будем уже одни, где такой ответственности нет. Она есть везде. Безусловно, введение такой ответственности — это не панацея от организованной преступности, как и сам Уголовный кодекс не панацея от преступности в целом. Но это представляется довольно действенным орудием, и почему его не дать правоохранительным органам в борьбе с преступностью, тем более с организованной? Конечно.

Думается, что это изменение или дополнение уголовного закона, оно уже назрело. Противники введения такой ответственности говорят о том, что наш уголовный закон традиционно не был ориентирован на введение такой ответственности. И в принципе её введение совершенно невозможно в Уголовный кодекс, в действующий, по крайней сере, его нужно полностью переписать, или хотя бы половину его переписать. Однако если мы посмотрим на наш уже имеющийся опыт и на наш Административный кодекс, то увидим, что там такая ответственность очень органично вписана. И почему её не перенести в Уголовный кодекс и ввести такую ответственность уголовно-юридических лиц? Кстати говоря, в том проекте федерального закона о борьбе с организованной преступностью, который был разработан год назад межведомственной рабочей группой под руководством профессора .., очень чётко и логично прописана такая ответственность юридических лиц. Никаких проблем не возникает с её введением в виде изменений в Уголовный кодекс.

Второй момент заключается в том, тут тоже уже об этом говорилось, необходимо введение в Уголовный кодекс понятия «преступная деятельность», тоже совершенно назревшее. Если мы возьмем Пленум последний Верховного Суда по 210-м, июльским, то там вот этот термин «преступная деятельность», он упоминается, если не ошибаюсь, в пяти пунктах, наверное. В кодексе его нет, но, исходя из криминальных реалий, Суд вынужден был вот этот термин использовать для иллюстрации того, о чём говорится в этом Пленуме…

Следующий Меркурьев Виктор Викторович…

Меркурьев В.В. Я бы хотел вернуться к той проблеме, которая уже здесь была освещена представителем ФСИН России, и сказать по этим вопросам, несколько сделать акценты на законодательное решение проблем борьбы с преступными сообществами, которые действуют в местах лишения свободы.

… в местах лишения свободы лидирующие группировки осуждённых создаются в целях захвата и удержания неформальной власти над остальными осуждёнными. А разрушение таким образом организованности самой уголовно-исполнительной системы как социальной системы, созданной для исполнения лишения свободы.

Здесь говорили, что деятельность воров в законе сама по себе, если не они не участвуют непосредственно в совершении каких-либо преступлений, как бы не обладает общественной опасностью. Вот в местах лишения свободы как раз это рельефно и наблюдается, что воры в законе, возглавляя преступные сообщества, по сути дела управляют не только сообществом, но по сути дела, склоняют на служение в некоторых исправительных учреждениях и саму администрацию, подчиняя таким образом всех своей воле. Эти группировки, как выяснилось ещё раз, обладают всеми необходимыми криминологическими признаками организованных преступных формирований.

… стратегия специального предупреждения и противодействия вот этой дезорганизующей деятельности, которая направлена на подрыв исполнения наказания, должна быть направлена, первое: на криминализацию общественно-опасной деятельности авторитетов преступного мира в борьбе за приоритет своего неформального влияния на основную массу осуждённых.

Каким образом? Есть варианты, есть предложения…

…в целях повышения эффективности предупредительной деятельности, направленной на пресечение праводействия дезорганизационному вот этому воздействию со стороны преступных сообществ необходимо криминализировать весь комплекс осуществляемых ими общественно опасных деяний, начиная с распространения тюремной субкультуры, за которую они ратуют. И сегодня было ещё раз это подчёркнуто. Я обращаю внимание, это есть идеологическая основа деятельности преступных сообществ в местах лишения свободы и их воздействия на основную массу осуждённых.

Ну и в основу уголовно-правового предупреждения дезорганизационной деятельности лидеров тюремного мира в местах лишения свободы должна встать статья 321.1, как мы её называем, это распространение криминальной субкультуры в учреждениях, обеспечивающих изоляцию от общества.

И статья 321 прим.2, которая называется: «Организация криминального сообщества, дезорганизующего деятельность исправительного учреждения». Это норма, построенная по принципу нормы «О противодействии преступных сообществ», которые действуют в легальной, в свободной мере…

Спасибо, Александр Иванович.

Председательствующий. Спасибо… адвокат Астахов, он же телеведущий теперь. Пожалуйста.

Астахов П. Уважаемые коллеги, я здесь присутствую не как телеведущий адвокат и автор романа …, который упоминал Гришанков, спасибо ему, что прочитал, а, прежде всего, как представитель Общественного совета ФСБ.

И поэтому я, конечно, взволнован теми сообщениями, которые сделали представители ФСИН и о том, что они говорят, о том, что не могут справиться с ворами в законе, которые находятся в местах лишения свободы. Для меня одинаково опасна и проблема, существующая внутри учреждений, осуществляющих исполнение наказаний, и на воле. Но мне кажется, на воле страшнее.

Поэтому я не мог ни отметить в выступлении Александра Ивановича одну фразу, когда он говорил об успехах в борьбе с организованной преступностью о том, что осуществляется широкое, глубокое агентурное проникновение в ряды организованной преступности.

Так вот по моему обывательскому наблюдению, у меня такое ощущение, что совсем наоборот: осуществляется и очень успешно агентурное проникновение во всех органы исполнительной, законодательной, правоохранительной власти, местного самоуправления. То есть тех самых людей, которые из организованной преступности выросли.

Как это происходит? Так случилось, что в последний год я имею возможность бывать в разных высоких учреждениях, в правительственных организациях, здесь, в Совете Федерации. И я с удовольствием встречаю милые лица людей, мне всегда их приятно видеть, моих коллег, которых я прошлым летом видел на лучших пляжах мира, на самых шикарных яхтах, на виллах дорогих и не одних заметьте, в окружении так же очень известных, может быть, меньше известных людей: воров в законе, коронованных, не коронованных, всяких шулеров, катал, игроков, махинаторов, аферистов, всяких…

…Когда уважаемый Михаил Константинович Егоров с помощью Азалии Ивановны Долговой начинали 20 лет назад бороться с организованной преступностью, а боролись и раньше, системно бороться начинали: самые дальновидные лидеры организованного преступного сообщества уже тогда формировали будущие органы исполнительной, законодательной, правоохранительной власти. Они засылали своих молодых эмиссаров учиться, втолковывали им: «Учиться ребята надо в юридических вузах, в специальных учебных подразделениях МВД, ФСБ, в судебных органах, в таможенных органах, в налоговых органах». Вот прошло 20 лет. И мы сегодня всех этих людей, которых тогда мы не знали, но их заслали, встречаем.

Так вот может быть надо всё-таки вслушаться в призыв, который прозвучал в конце прошлого года, тогда ещё президента, а ныне премьер-министра Владимира Владимировича Путина, который сказал: «Давайте начнём с того, что очистим ряды партии, ряды законодательного органа от этих чуждых элементов».

К Комитету по безопасности у меня всего три вопроса, на самом деле, которые я, на самом деле, хотел ещё раз озвучить, потому что я не услышал от них ответа.

Первый вопрос. Где же то слабое звено, в котором всё тормозится и не даёт движения в этом важном и славном деле, в борьбе с организованной преступностью? Какие меры предлагаются, и что будет с законом, с тем законом, о котором здесь говорилось?

Потому что, конечно, можно всем миром обсуждать, как тушить пожар. Это тоже возможно или как ловить вора, что чаще бывает на рынке. Давайте обсуждать, как ловить вора.

Но законодатель должен чётко дать инструмент, как тушить пожар или ловить вора, защиту тому, кто это будет делать и инструкцию. Вот тогда всё получится.

Спасибо.

(Аплодисменты.)

Председательствующий. Спасибо…

Первухин Д.В. Мне тяжело, конечно, выступать после Астахова, но хочу сказать, что древние ещё говорили, что закон напрасно существует для тех, у кого нет ни воли, ни сил для того, чтобы его выполнять. Силы у нас есть. Нет воли.

И также можно сравнить это явление, то, что у человека началось небольшое заражение. Постепенное заражение превращается в гнойник, в конечном итоге отрезают ноги, человек гибнет. Ну, помните, отец Маяковского от этого погиб.

Мы боимся вскрыть гнойник, чтобы не дать всему организму погибнуть. Ну, это, как говорится, вопрос более политический. Ну, я сейчас пользуюсь так, как времени мало, затрону такой вопрос, что 20 лет пробиваю создание дисциплинарных судов в Вооружённых Силах, ещё когда служил замполитом батальона в Туркестане, сам пытался разобраться в этом вопросе. Когда приезжал в Москву, занимался в Ленинке. Существовала определённая система борьбы с преступностью в вооружённых силах. Это полковые судьи, которые были созданы при Петре I. Это три офицера, назначаемые командиром полка. Вот с 1867 года в ходе судебной реформы они стали рассматривать только незначительные правонарушения, совершённые с нижними чинами. Ну, об этом, кто читал вот, рассказ «Дознание» Куприна, «После бала» есть и так далее. Разряд оштрафованных проводили. Только к этим штрафованным можно было применять розги и так далее. Полководец тот мог направить нарушителя в дисциплинарную часть и только тогда подключался военный судья, профессионал. То есть разумной система была — оперативно реагировать на правонарушение.

Эти суды полковые были при временном правительстве. Так как при любой власти в армии должна быть дисциплина. И мать, отправляя сына в армию, должна быть уверена, что он вернётся оттуда здоровый, живой, невредимый, … преступников. Эти полковые суды были, при Ленине были. До 1 октября 1921 года. На … избирались, при временном правительстве избирались три офицера и три солдата. Кроме этого, такие суды типа дисциплинарных существуют в армии США, в Израиле. Кто читал недавно «Московский комсомолец», статья Ольги …, о том, как в армии Израиля рассматривают дисциплинарные проступки военнослужащих. Один офицер получает звание капитана, когда он заканчивает курсы, и может один судить в части военнослужащих. То есть оперативно … за 1000 вёрст вести солдатика и так далее и тому подобное…

Председательствующий. Это Комитет по обороне. Мы тут с организованной преступностью боремся… Вот записавшаяся … Евгения, студентка…

Е. Спасибо за предоставленное слово. Мне вообще очень была интересна сегодняшняя тема и хотелось бы сказать, что было приятно, что была поднята проблема профилактики в области борьбы с организованной преступностью, потому что я также считаю, что это чрезвычайно важно сейчас. И действительно, с моей точки зрения, важно, чтобы информация, статистическая информация об уровне организованной преступности, она должна поступать, с моей точки зрения, не только от органов государственной власти, но и также исходить из средств массовой информации, так как мы знаем, что в какой-то степени СМИ, естественно, не официально являются четвёртой властью и также могут предоставлять и, ну не то, что ну быть тем самым, наверное, пунктом сбора информации, в который возможно поступление информации о преступлениях, совершенных организованными группами, преступными группами.

Второе, то, что я хочу сказать, это то, что, я считаю, что антикоррупционная политика государства должна быть непосредственно связана с борьбой с организованной преступностью. В частности, я думаю, что этому будет способствовать то, ну будем очень хорошо, если всё-таки примут федеральный закон о противодействии коррупции, который инициирован президентом. И вот в частности, согласно точке зрения, которая была высказана, что сейчас у нас криминалитет, как было сказано, вливается во власть и соответственно, если… а в этом федеральном законе есть такое положение, что назначение на государственные должности должно осуществляться одним лицом, а контроль за исполнением этим лицом своих обязанностей должно осуществлять другое лицо. И с моей точки зрения, это положение вот этого федерального закона достаточно актуально и в сфере борьбы, так сказать, с организованной преступностью, которая возможно захочет влиться во власть. И я считаю, что вот эти направления, то есть антикоррупционная политика и профилактика это одни из приоритетных направлений воздействия на борьбу с организованной преступностью. Спасибо.

Председательствующий. Спасибо. Трудно возразить, всё правильно и вам пятёрку поставят на экзамене наверняка. Есть ещё выступающие, желающие?… Так, два студента. Ну тоже 1-2 минуты, да. Вот так давайте, 1-2 минуты, это сейчас блиц, так сказать, выступление…

… Меня зовут Иван, я студент Московской государственной юридической академии. Мне понравилось очень, я хочу поблагодарить всех. Сегодня было очень много информации, было несколько конкретных проектов. Проект закона, изменение исполнительного права, создание, воссоздание органа. У меня конкретный, извините, вопрос: а кто сможет взять ответственность на себя, что проведёт это всё? Сейчас, как сказали уже столько много теневого лоббирования в нашей Государственной Думе, а кто будет с этим бороться. Меня интересуют именно люди, которые это смогут сделать. Потому что сейчас всё это получается было в пустоту. Извините, но мы сейчас столько времени говорили это всё, а что будет дальше, никто не может понять, и никто не может трезво представить себе, что будет… Мне хотелось бы узнать, какие комитеты, какие конкретно органы, какие конкретные лица будут с этим… Если возможно я хочу от кого-нибудь слышать на этот вопрос ответ.

Председательствующий. Вы видимо имеете в виду, что в Думе тут специально лоббируют что ли? И ничего не получится?

. Я не хочу… Извините, пожалуйста, перебиваю. Я не хочу никого оскорблять. Я знаю точно минимум десяток способов, как этот закон продвинуть, и как его оставить. И я знаю точно, что очень много людей хотят против этого закона. Я считаю, что сейчас пока его не продвинуть. Я не знаю, кто сможет это сделать.

Председательствующий. Понятно…

Бройдова А. Анна Бройдова, выпускница МГЮА, кандидат исторических наук, этнопсихолог.

У меня, если позволите, небольшая реплика. Я бы хотела обратить внимание на необходимость привлечения к решению обсуждаемой проблемы не только ученых правоведов, но и ученых других специальностей. В первую очередь этнологов и этнопсихологов. Вот сегодня уже Александр Иванович говорил, что каждое пятое организацованное преступное сообщество строится на этнической основе. А этническая основа это не только общность кроя и месторождения, это прежде всего общность традиции, норм поведения, и главное общность ментальности, миропонимание, которое может значительно отличаться от миропонимания других народов.

Именно поэтому необходимым учёт и на психологические факторы в борьбе с организованной и прежде всего с этнической преступность. Конечно, каждый опытный профессионал практик из числа сотрудников спецподразделений прекрасно в этой проблеме ориентируется. Но его знания приобретены опытом, который не просто тяжёлый, но порой кровавый.

С другой стороны, у нас в стране существует крепкая этнологическая научная школа, но деятельность учёных носит академический, оторванный от жизни характер, и бесценная для государственной безопасности информация пылится на полках университетских библиотек. Так вот, на мой взгляд, объединение усилий учёных-этнологов, в том числе кавказоведов, востоковедов и специалистов по борьбе с оргпреступностью, экстремизмом и терроризмом позволит существенно повысить эффективность из общей деятельности. И кроме того, что ещё важнее, позволит организовать грамотную широкую системную работу по предупреждению возникновения этого вида преступных сообществ, вступление в них новых членов, а особенно из числа молодёжи…

Председательствующий. Спасибо. Ещё кто бы хотел высказаться? Будем заканчивать? Я, во-первых, хотел извиниться за то, что отходил. Но мы как раз на комитете рассматривали четыре законопроекта из антикоррупционного блока и, по сути, сегодня поддержали эти законопроекты. Это я вот отвечаю на те реплики, которые звучали из зала. Чем мы здесь занимаемся, и чем мы думаем, я сейчас постараюсь объяснить.

Вот было сказано, я по вопросам пойду в обратной последовательности, преподаватели из экономической безопасности, очень хорошо, что вы здесь вместе со своими слушателями. Спасибо, что вы проявляете интерес к этому. Вы говорили как раз об эффективности. Вот если сейчас мы вводим декларации, то у нас 10-12 миллионов, по разным оценкам чиновников. Обработать одну декларацию, просто обработать 40 минут. Вот просто я иду по тому пути, что вы предлагаете. Вообще, конечно, нам надо давно научиться считать.

У нас, к примеру, сейчас в местах лишения свободы находится около, по-моему, 29 тысяч иностранных граждан. Содержание одного заключённого нам обходится в год 150 тысяч рублей, а отправить их на родину — 30 тысяч рублей билет. Понятна мысль, да?

Есть вещи, которые действительно надо очень внимательно смотреть, и хорошо, что вы в своей Академии экономической безопасности об этом думаете. И правильно, абсолютно верный подход. Кстати, нам уже давно пора считать, как это сделали в Министерстве обороны, зачем нам, допустим, 57 высших учебных заведений, а у нас в нашей системе 26 их, коллега. Правильно? Вопрос возникает, насколько это эффективно.

И далее посмотреть, сколько людей в форме мы встречаем в течение дня и насколько они эффективны на своём месте. Тоже вопрос, правильно? Вот отсюда вырастает очень-очень многое. Мы вчера буквально говорили с министром о профилактике здесь же, у нас, кстати, в стенах Государственной Думы, и эти вопросы тоже поднимали.

…Я сейчас с вами ни в диалог вступил, поймите.

Что ещё хотелось бы сказать в связи с этим? Здесь тоже говорилось о том, что… Наверное, я на все вопросы (всё равно их не слышал) не сумею ответить. Но скажу то, что я уловил, может быть, основное. Смотрите, что происходит.

Во-первых, чтобы мы не впадали в какие-то эмоциональные вещи, организованная преступность изменилась, она стала менее опасной, она сократилась. Это, как говорится, факт. Я думаю, по-разному он мог звучать, каждый по-своему всё это воспринимает. Но вы слышали информацию, я её слышал частично, Генеральная прокуратура, та информация, которой я располагаю. Работая в своё время руководителем этой службы в стране, я могу сравнивать тот период и сегодняшний, и я делаю для себя такой вывод уверенно, однозначно, не под нажимом, с убеждённостью.

И в то же время, конечно же, самое главное, что изменились очень существенно условия. Вы помните тот период, когда начальный период становления рыночной экономики, по сути, декриминализовал очень многие действия, в том числе такие, как взяточничество, коррупционные действия. И трудно было себе представить развитие экономики на том этапе, если бы эти нормы… кстати, они существовали. Мы сейчас говорим: нет законов. Да? Они тогда существовали, но они не сработали.

Мы сегодня расплачиваемся за тот период, который мы прошли очень энергично, быстро в плане экономического роста, но мы за это заплатили страшную цену. Тот уровень коррупции, о котором мы сегодня говорим, который оценивает президент, и вот та программа, и меры, всё из этого вытекает. Вы это все хорошо понимаете.

Ещё недавно у нас главным принципом развития был такой: прибыль. Прибыль. Развитие — прибыль. Сегодня это уже сформулировано, и в Послании президента ещё Владимира Владимировича Путина было обозначено: общественная полезность, безопасность и потом уже прибыль. Меняемся, по большому счёту.

Ещё один момент, проникновение во власть. Об этом говорили, это самая страшная форма организованной преступности, это когда преступность и становится властью. Это самое страшное.

Вот, смотрите, как непросто решать эти вопросы. Относительно недавно, укрепляя вертикаль власти, которую проводил последовательно наш президент, было принято решение об изменении порядка выборов. Вы об том знаете, если не знаете, то можете задуматься, посмотреть, я обращаюсь к нашей молодёжной аудитории.

Помните, сколько было возражений, и обоснованных совершенно, что мы выборы ограничиваем. А ведь, вспомните, та же организованная преступность, взяв за горло и поддавив под себя, по сути, целые регионы, она могла проводить кого угодно. И проводила. Цинично, цинично проводила. И мы пошли на это, пошли на некое отступление.

Вдумайтесь, нонсенс, отступление от демократии в интересах демократии, а я вообще хочу ваше внимание обратить к этой… это, наверное, диалектика, потому что нет ничего такого совершенного. Сейчас только что мы встречались с разработчиками этого законопроекта о противодействии коррупции, с авторами. И один из них сказал о чём? Что мы давно идём по пути и наш главный принцип, чтобы ограничить применение закона так, чтобы, допустим, законоприменитель — судья — мог действовать в жёстком диапазоне и не выходить за рамки.

Знаете, вчера мне это казалось истиной, совершенно понятной. Так же, как, допустим, что вся земля должна продаваться через торги публичные, это мне тоже казалось абсолютно правильным. Но вот уже сегодня я по-другому смотрю на эти вещи, приведу два примера.

В Твери, депутатом от которой я имею честь быть, для того чтобы привлечь зоотехника в крупные хозяйства, ему хотели предоставить земельный участок 10 соток под строительство. Нельзя иначе, как через тендор, через торги. Вышли на торги. Купил «Москвич» за 700 тысяч рублей. Стартовая цена была 500 тысяч рублей. Купить невозможно, невозможно купить. Вот молодые специалисты приезжают. Казалось бы, как же? По закону нельзя. Всё правильно, но нельзя.

Второй момент. Вот то, что расписать от и до. Я ещё недавно, в общем-то, как-то было такое, и мы вот с Александром Ивановичем здесь солидарны, мы критиковали нашу судебную систему, за что? У нас 34 процента приговоров связано с лишением свободы.

34 процента, казалось бы, не так много, но 900 тысяч народа уже сидит в местах лишения свободы, более, чем 900. Ещё недавно было 760. Огромная цифра. Страшная вещь, и нельзя с этим мириться дальше.

Так вот, что дальше. Смотрим, почему же они это делают? Есть такое, что судья хочет в глазах судейского сообщества выглядеть, как человек некоррупционный. Если он даёт, у него там есть, допустим, от 3 до 5, он даёт 5. И когда он даёт это по 97 процентам приговоров, говорят, ну этот человек действительно далёк от коррупции, он не близок к ней, смотрите, максимум даёт. Но из-за этого мест лишения свободы уже не хватает.

А, с другой стороны, смотрите, какая ситуация интересная. Сейчас стало проблемой, мы вот недавно, кстати, и Кучерена поднял этот вопрос, они ездили, смотрели наши места превентивного содержания. Процентов 80 молодёжь — за телефонный, вот этот, грабёж находится в этих изоляторах. Вдумайтесь в это. Вот сегодня мы здесь говорили о признаках, да. Помните, судья давал комментарии наш, Верховного Суда, ссылаясь на разъяснение пленума, да, вот эту организованность. Все признаки в группе молодых людей, которые занимаются физически отъёмом этих телефонов, иногда сопряжённых с насилием и с каким-то примитивным оружием, имеют признаки статьи 210-й все. И если недобросовестные правоприменители сейчас начнут работать в этом режиме, вы знаете, у нас статистика вырастет до небес, а в местах лишения свободы сядет молодёжь с чудесами. В молодости у всех были какие-то моменты, даже вот у нас, седых, были моменты, вот на грани что-то было. Кому-то что-то помогло, кому-то там поняли, поддержали.

У нас, вы знаете, рецидив наказания, не связанный с лишением свободы, вдумайтесь, 8 процентов в стране, 8 процентов. Мы хорошие люди. У нас какие-то иллюзии, что вот у нас народ испорченный какой-то, нехороший. Мы замечательная страна, 8 процентов. А тех, кого лишают свободы, 34 процента. Рецидив. Вдумайтесь в эти вещи.

И вот здесь, оказывается, простых решений нет. Вот взять и расписать от и до. Стали интересоваться. Вот мы посмотрели, сели со специалистами. Нам говорят, в Великобритании активно работают по части вот этого телефонного бандитизма, да. Но там санкция такова, что там могут быть меры и общественного воздействия. И тогда вот эту молодежную группировку, в которой кто-то отнимает телефоны, бандитскими иногда способами их добывают, кто-то из продаёт, каждый выполняет свою роль. Но они не попадают под жёсткую вилку. А там, вдумайтесь, до бандитизма можно дойти при квалификации, и все признаки будут налицо. Непростая ситуация.

Мы не можем, оказывается, лишить судью его роли судьи. Он же не регистратор, который нажимает, 2, 5, 3, 4, он должен оценить. Помните, как прописано, он должен оценить своё правосознание, он может дать ниже нижнего предела. Помните? Это же неглупые люди писали. Тут есть, над чем задуматься, и, конечно, есть, над чем работать.

Но чтобы не уходить в сторону от нашего предмета, я думаю, что сегодняшний, вот мы сейчас с Александром Ивановичем переговорили вкратце, и когда готовились, очень постоянно общались, очень полезный разговор.

Александр Иванович, человек, который уже, я не знаю, легенда, его имя связано как раз с этой проблемой. Я убеждён, что это позиция всего комитета, мы ни раз эту тему обсуждали. Мы готовы работать над этой темой и, безусловно, будем над ней работать. И то, что Александр Иванович поставил этот вопрос и мы вынесли его на парламентские слушания, это как раз шаг в этом направлении, именно в этом направлении. Его инициатива и то, что вы сегодня здесь присутствуете, я думаю, вселяет убеждённость в том, что мы такой законопроект будем готовить.

И, конечно же, каждый из вас может внести свою лепту. Мы будем создавать и рабочие группы, проводить какие-то фокус-группы по каким-то проблемам очень непростым, как мы заметили, даже в таком в широком, в первом приближении. Поэтому мы вас приглашаем всех.

И пользуясь случаем, я бы хотел сказать большое спасибо вот участникам, нашей молодежи. Почему? Потому что, ребята, это очень важно, что вы здесь находитесь. У нашего поколения далеко не всё получается и, видимо, не всё получится. Но чем раньше вы почувствуете свою ответственность за происходящее, чем вы более глубоко будете входить в понимание тех процессов, которые происходят сегодня, чем больше вы научитесь на наших ошибках, тем более лучше и в более комфортной стране вы будете жить, вы и ваши дети, это точно.

Я бы хотел ещё раз присоединиться к тому, что уже говорил Александр Иванович, поблагодарить всех участников. Мы сегодня были откровенны, это уж точно. Может быть, мы иногда были эмоциональные, это тоже понятно почему, но мы, вот вместе, мы можем изменить ситуацию в стране, это однозначно, сомнений нет, тем более, что она меняется. И чем больше людей включается в этот процесс, тем больше шансов, что это произойдёт скорее и ощутимо для каждого человека.

Всего доброго. Спасибо огромное. Всего доброго, спасибо.