О грядущей амнистии

Уважаемые коллеги,

29 октября 2013 г. в Ассоциацию из Общественной палаты (Комиссия по проблемам безопасности граждан и взаимодействию с системой судебно-правоохранительных органов) поступили два документа о готовящейся амнистии с приглашением 1 ноября участвовать в их обсуждении. Это — предложения Совета при Президенте Российской Федерации по развитию гражданского общества и правам человека об объявлении амнистии, и проект Постановления Государственной Думы «Об объявлении амнистии», разработанный Координационным советом оппозиции (КСО) и одобренный на заседании 29 сентября 2013 года, вносимый членом КСО, депутатом Дмитрием Гудковым в Государственную Думу Российской Федерации.

Изучение данных документов показало, что изложенный в них подход может оцениваться как высоко криминогенный, в значительной мере соответствующий интересам экономических и других категорий организованных преступников с разрушительными последствиями для состояния законности и правопорядка.

Краткое криминологическое заключение (краткое — с учетом предельно ограниченных сроков обсуждения) подготовлено криминологами и представляется ниже для обсуждения на сайте.

ОБЩЕРОССИЙСКАЯ ОБЩЕСТВЕННАЯ ОРГАНИЗАЦИЯ “РОССИЙСКАЯ КРИМИНОЛОГИЧЕСКАЯ АССОЦИАЦИЯ”
RUSSIAN ASSOCIATION FOR CRIMINOLOGY
Государственный регистрационный номер 1037739005512.

 123022 Москва, ул. 2-я Звенигородская, 15. Тел. Факс (499) 256-61-21. Е-mail: ca–05(собака)yandex.ru. Сайт: http://www.crimas.ru/

Краткое криминологическое заключение на предложения Совета при Президенте Российской Федерации по развитию гражданского общества и правам человека об объявлении амнистии и проект постановления, разработанный Координационным советом оппозиции

Поступившие из Общественной палаты 29 октября 2013 г. предложения Совета при Президенте Российской Федерации по развитию гражданского общества и правам человека об объявлении амнистии и проект постановления Государственной Думы «Об объявлении амнистии», разработанный Координационным советом оппозиции (КСО) и одобренный на заседании КСО 29 сентября 2013 года, не дают четкого представления о том, какие именно категории осужденных подлежат амнистии, сколько лиц в итоге окажется на свободе, соответственно — сможет ли государство обеспечить необходимую ресоциализацию таких лиц и оградить население от продолжения их криминальной деятельности. Тем самым не допустить масштабного роста преступности амнистированных, которая после амнистии не сможет оцениваться как рецидивная со всеми вытекающими отсюда последствиями. «Учет таких целей амнистии предопределяет ее характер и масштабы как широкой, распространяющейся не на отдельные виды преступных деяний (как, например, недавняя «экономическая амнистия»), не на отдельные категории привлеченных к уголовной ответственности (женщин, инвалидов и т.д.), или на участников определенных событий (подобно амнистии 1994 года)», — указывают авторы предложений Совета. Так на кого же именно распространяющейся? Ведь, по сути, с учетом множества оснований амнистии, причем во многом размытых, речь идет о весьма масштабной амнистии? Уже выпускались «птенцы Керенского» и трагические последствия этого известны.

Предлагается амнистировать практически всех преступников, осужденных за экономические преступления. Амнистия в данном варианте послужит механизмом обеспечения безнаказанности экономических преступников. Между тем криминологическая ситуация в стране свидетельствует о высокой общественной опасности экономической преступности, массовом мошенничестве в экономической сфере, хищениях, совершаемых «преступниками в белых воротничках», активном отмывании доходов, полученных преступным путем, выводе капиталов за границу. Такие преступления как «Мошенничество» (ст. 159-159.6 УК РФ), «Незаконная банковская деятельность» (ст. 172 УК РФ), «Легализация (отмывание) денежных средств или иного имущества, приобретенных другими лицами преступным путем» (ст. 174 УК РФ), «Совершение валютных операций по переводу денежных средств в иностранной валюте или валюте Российской Федерации на счета нерезидентов с использованием подложных документов» (ст. 193.1 УК РФ) и другие преступления против собственности, в сфере экономической деятельности, перечисленные в п. «г» ч. 1 проекта Постановления, связаны с причинением масштабного материального ущерба и другими преступлениями. «Воспрепятствование осуществлению или незаконное ограничение прав владельцев ценных бумаг» (ст. 185.4 УК РФ) и «Фальсификация решения общего собрания акционеров (участников) хозяйственного общества или решения совета директоров (наблюдательного совета) хозяйственного общества» (ст. 185.5 УК РФ), как правило, являются одними из этапов рейдерского захвата собственности.

К тому же предложение амнистировать лиц, совершивших преступления, предусмотренные ст. 159.1, 159.2, 159.3, 159.4, 159.5, 159.6 УК РФ, дискредитирует идею последовательной уголовной политики и не соответствует интересам обеспечения экономической безопасности. Ответственность за эти преступления введена недавно — Федеральным законом от 29.11.2012 N 207-ФЗ. Для чего было вводить ответственность за специальные виды мошенничества, практика по которым только начинает нарабатываться, не для того ли, чтобы сразу амнистировать лиц, их совершивших?

Последствия амнистии могут быть усугублены «лукавой» законодательной техникой. В проекте Постановления содержатся положения, которые могут толковаться по–разному. Так, в пунктах «б»-«г» ст. 1 проекта Постановления говорится о совершении преступлений «в любой совокупности». Возникает вопрос: в совокупности только с перечисляемыми преступлениями, или с другими тоже? Ведь речь идет о «любой совокупности»? Или что означает п «б»: «лиц, совершивших в любой совокупности преступления, предусмотренные статьями 30, 212 Уголовного Кодекса Российской Федерации»? Речь идет о приготовлении, покушении и массовых беспорядках. Это – не два преступления, а какая тогда «любая совокупность» имеется в виду?

Как толковать следующий пункт: «11. Не распространять действие настоящего Постановления на лиц, вновь совершивших умышленные преступления в местах лишения свободы, и осужденных к лишению свободы на срок более двух лет». А вновь совершивших в других местах можно? И «вновь» после чего, когда совершивших?

Представленные документы создают впечатление, что их авторы полагают, будто, во-первых, в исправительных учреждениях содержатся преимущественно жертвы правового произвола и беззакония, а не лица, осужденные за преступления в предусмотренном законом порядке, непричинение которыми в дальнейшем опасного вреда охраняемым законом интересам нельзя гарантировать; во-вторых, что необходимо любым путем сокращать число не только осужденных, содержащихся в местах лишения свободы, но также поспешно освобождать от наказания условно осужденных, условно-досрочно освобожденных и ряда других (п. 5).

Позиция авторов проекта о необходимости сокращения «тюремного населения» как предпосылки реформирования пенитенциарной системы, весьма спорна. Сокращение – это самый простой, но при этом далеко не самый эффективный путь реформирования. Данный путь был избран при реформе системы МВД РФ со всеми отрицательными ее последствиями.

По большому счету не имеющей отношения к амнистии, является предложение о снятии дисциплинарной ответственности с осужденных в исправительных учреждениях. Авторы представляют себе характеристики таких осужденных, привлекаемых к дисциплинарной ответственности, просчитали последствия данной акции?

Можно перечислять и другие заслуживающие критической оценки положения документов. В частности, вытекающие из игнорирования выявляемых криминологами особенностей организованной преступности и организованного сопротивления закону, органам правопорядка. Было бы полезным указать, какие именно «криминологические исследования подтверждают, что уровень рецидивной преступности среди амнистированных значительно ниже, чем среди отбывших срок наказания полностью», кем и когда проведенные, касавшиеся каких групп амнистированных и каких именно амнистий (с. 5 предложений).

В целом предлагаемый в представленных документах подход может оцениваться как высоко криминогенный, в значительной мере соответствующий интересам экономических и других категорий организованных преступников с разрушительными последствиями для состояния законности и правопорядка, авторитета государственной власти, правоохранительной системы, ориентации населения на законные способы реагирования на преступное поведение.

С учетом многочисленных изменений и дополнений, внесенных в УК РФ с 2003 г., существенно смягчивших пределы преступности и наказуемости общественно опасных деяний, роста социальной напряженности, а также сложной криминологической обстановки в стране, проведение амнистии в предлагаемом варианте считаем недопустимым. Амнистия не может рассматриваться как способ устранения судебных ошибок – для этого существуют другие правовые механизмы.

 

Президент Российской криминологической ассоциации, доктор юридических наук, профессор, Заслуженный юрист РСФСР
А.И. Долгова

 

Вице-президенты Российской криминологической ассоциации

Профессор Саратовской государственной юридической академии, доктор юридических наук, профессор
А.Н. Варыгин

Профессор Омского государственного университета им. Ф.М. Достоевского, доктор юридических наук, профессор, Заслуженный деятель науки РФ
М.П. Клейменов

Зав. отделом НИИ Академии Генеральной прокуратуры Российской Федерации, доктор юридических наук, профессор
В.В. Меркурьев

Профессор Дальневосточного федерального университета доктор юридических наук, профессор
В.А. Номоконов