Долгова А.И., Гуськов А.Я., Чуганов Е.Г. Проблемы правового регулирования борьбы с экстремизмом и правоприменительной практики

no_fotoДолгова А.И., Гуськов А.Я., Чуганов Е.Г. Проблемы правового регули-рования борьбы с экстремизмом и правоприменительной практики. М., Академия Генеральной прокуратуры Российской Федерации. 2010. С. 244.

Читать в формате pdf

 

 

Авторами глав являются: А.И. Долгова (предисловие, главы 1–3, §1 главы 4), А.Я. Гуськов (глава 5), Е.Г. Чуганов (§ 3 главы 4).

В монографии рассматриваются актуальные вопросы конкретизации понятия экстремизма, его разграничении с другими общественно опасными явлениями, совершенствования законодательства о противодействии экстремизму и правоприменительной практики. Раскрывается система правового регулирования борьбы с экстремизмом, анализируется динамика экстремистской преступности в России, обосновываются направления борьбы с экстремизмом. Дается анализ правоприменительной практики. Приводятся наиболее существенные для противодействия экстремизму судебные решения и их обоснование.

Для научных и практических работников, а также для аспирантов и студентов юридических вузов, иных читателей, интересующихся вопросами борьбы с экстремизмом.

ISBN 978-5-87817-068-0

© Коллектив авторов. 2010.
© Академия Генеральной прокуратуры Российской Федерации. 2010.

ОГЛАВЛЕНИЕ

Предисловие

Глава 1. Теоретические подходы к правовому регулированию борьбы с экстремизмом
§ 1. Экстремизм как социально–правовая проблема
§ 2. Проблемы правовой оценки экстремизма как «крайности»
§ 3. Содержательный подход к определению экстремизма
§ 4. Экстремизм, национализм, нацизм и фашизм: соотношение понятий и их учет в правотворческой деятельности
§ 5. Экстремистская деятельность и экстремистское сознание

Глава 2. Экстремизм, терроризм и проблемы экстремистской преступности
§ 1. Соотношение экстремизма, сепаратизма и терроризма
§ 2. Проблемы выделения экстремистской преступности
§ 3. Динамика экстремистской преступности

Глава 3. Система правового реагирования на экстремизм и ее совершенствование
§ 1. Конституционные основы реагирования
§ 2. Международные договоры, общепризнанные нормы и принципы, законы и подзаконные акты
§ 3. Направления оптимизации системы правового регулирования борьбы с экстремизмом

Глава 4. Правовые основы реагирования на организацию и деятельность экстремистских организаций и сообществ
§ 1. Понятия экстремистского сообщества и экстремистской организации
§ 2. Правовая основа и практика реагирования на экстремистские организации и их деятельность

Глава 5. Правовые основы реагирования на экстремистские материалы
§ 1. Понятие экстремистских материалов
§ 2. Система реагирования на экстремистские материалы
§ 3. Правовая основа назначения и проведения экспертиз
§ 4. Направления совершенствования законодательства о реагировании на экстремистские материалы

Предисловие

Проблема борьбы с экстремизмом относится к числу наиважнейших, ибо без социального, национального, межрелигиозного согласия в стране невозможно обеспечить ее процветание и правопорядок, а также спокойствие и уверенность граждан в том, что реально обеспечиваются их права, свободы, законные интересы независимо от пола, расы, национальности и целого ряда других обстоятельств.
Признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина — обязанность государства в соответствии со ст. 2 Конституции Российской Федерации. Статьей 13 Конституции Российской Федерации и законами запрещается разжигание социальной, расовой, национальной и религиозной розни, унижение достоинства человека либо группы лиц по признакам пола, расы, национальности, языка, происхождения, отношения к религии, а равно принадлежности к какой-либо социальной группе.
При определении мер реагирования важно точно оценивать происходящее и давать им определенную правовую оценку, не подлежащую многозначному толкованию, учитывать не только характер конфликтов, но и их истоки, при этом вести борьбу с экстремистскими проявлениями с соблюдением прав и свобод человека и гражданина, на конституционной и международно–правовой основе, возмещая причиняемый экстремизмом вред.
В России действует развернутая правовая система противодействия экстремизму, но анализ правоприменительной практики свидетельствует о необходимости ее совершенствования с учетом указанных положений, изменяющихся социальных и криминальных реалий.
Данная книга не содержит исчерпывающего анализа такого сложного явления, каким является экстремизм, и всех аспектов реагирования на него. В ней рассматривается ряд наиболее проблемных вопросов, существенных в современных условиях для дальнейшего совершенствования законодательства и правоприменительной практики.
В частности, с учетом того, что об общественной опасности экстремизма много написано разными специалистами, политиками, писателями, СМИ, данная опасность для общества уже очевидна, авторы сосредоточили внимание на вопросах цивилизованного реагирования на экстремизм, как в законотворческой деятельности, так и на практике. Другими словами – без экстремизма и разжигания социальной, расовой, национальной и религиозной розни, в соответствии с Конституцией Российской Федерации, общепризнанными нормами и принципами международного права, международными договорами России.
Авторы также исходили из того, что предложение конкретных формулировок правовых норм и других законодательных решений – это самостоятельная творческая задача, решаемая на этапе разработки законопроектов путем объединения усилий разных специалистов, научных сотрудников и практических работников правоохранительных, других органов государственной власти, представителей различных институтов гражданского общества.

 

Глава 1. Теоретические подходы к правовому регулированию борьбы с экстремизмом

§ 1. Экстремизм как социально-правовая проблема

На рубеже веков в мире и в России происходили глобальные социальные изменения, возникали и обострялись противоречия экономического, социального, политического и духовного характера. Активизировалась деятельность разного рода официальных и неофициальных формирований, придерживающихся радикальных взглядов на цели и средства обеспечения тех или иных интересов.
Для немалой части населения оставались в тени глубинные истоки и смысл таких противоречий, фиксировалось очевидное: человек не местный, с иным образом жизни, придерживающийся других воззрений и т.п. В результате нередко происходило квазиразрешение, причем даже не истинных, а кажущихся очевидными, противоречий, со смещением акцентов на крайние формы конфронтации. В том числе по мотивам ненависти к «чужим», определяемым нередко только на основании иных внешних признаков: ми-грантов, людей другой национальности, иного вероисповедания и т.д.
Положение усугублялось тем, что переход к рынку по «обвальной» модели, без учета лучшего зарубежного опыта по сдерживанию преступности в условиях социально ориентированной экономики, сопровождался масштабным криминальным переделом национальных богатств России, беспрецедентной социально – экономической дифференциацией населения с фантастическим богатством одних и безработицей, проживанием за чертой бедности других, активными миграционными процессами, во многом – на нелегальной основе; прямой зависимостью доступа разных групп населения к качественным медицинским услугам, образованию, рычагам власти от уровня доходов и размеров личных состояний, прикосновенности к власти: очень разными возможностями публичного выражения своих позиций через СМИ и другим путем.
В таких условиях происходит «отчуждение» значительной части граждан от государственных и других официальных институтов общества, фиксируется самоорганизация различных групп населения часто на неофициальной основе, выработка такими группами собственных средств решения своих проблем, способов отстаивания прав и свобод человека и гражданина в тех формах, которые кажутся доступными и результативными [1].
———————————
[1] «Экстремизм как социальное явление обостряется там, где у людей возникают проблемы с самореализацией. И здесь я могу повторить высказанную ранее идею о необходимости построения в России общества равных возможностей. Для нас это одна из ключевых стратегических задач», — писал Б. Грызлов (Экстремизм как угроза суверенной демократии/ «Российская газета» — Федеральный выпуск №4249/ 15 дек/ 2006 г.
———————————

Одновременно крупные собственники, а также лица, получавшие от них солидные вознаграждения за обслуживание их интересов, избегали обеспечения «прозрачности» своих доходов, сведений о собственности, социально – политических устремлениях, защищали нажитое «непосильным трудом» далеко не только в рамках закона, создавали системы защиты и обеления себя, своих интересов путем, в том числе, разжигания жупела той или иной грозящей им опасности, обвинений других лиц по типу «уж виноват ты тем, что хочется мне кушать».
В ситуации невысокого – а часто очень низкого жизненного уровня значительной части населения, в многонациональной стране при активных миграционных процессах борьба «за место под солнцем» не может не оборачиваться межнациональными, межрегиональными и другими конфликта-ми, позволяющими, в том числе выборочно обеспечивать блага для себя и «своих», попирая права и интересы «чужих». «Чужие» — это и люди с другим гражданством, и другой национальности и из других регионов—не «земляки» и др. Среди vip — клиентов пятизвездочного отеля, как известно межнациональных и иных конфликтов не бывает.
Опасность заключается в том, что у конфликтующих стороны часто отмечается иллюзия непогрешимости их взглядов. Это обусловливают:
невысокое или просто плохое образование немалой части населения;
сужение информационного поля до неофициальных источников, получаемых из узких кругов соратников по образу жизни и взглядам, или СМИ, Интернета, причем весьма выборочно, с учетом уже сформированных личностных характеристики интересов;
отсутствие возможности непосредственных контактов с крупными учеными, экономистами, политиками, эрудированными деятелями литературы, искусства, которые могли бы аргументировано и доходчиво объяснить ситуации и предложить цивилизованные пути выхода из нее;
замыкание на круге лиц с аналогичными взглядами, образованием, родом занятий и т.п.;
нахождение нередко практически в стрессовой, экстремальной ситуации, влекущей экстремальное состояние сознания, либо сужение круга общения до общения с себе подобными и лишения себя возможности видеть положение дел таким, каково оно в действительности, зависимость от групп давления, лоббирующих одни интересы и подавляющих попытки отстоять иные позиции.
В таких условиях оказывается некому просто даже «расшатать» опасные убеждения, заставив людей анализировать аргументы и контраргументы, убедить взглянуть на предлагаемые решения не только с позиции сию-минутного, но и пролонгированного эффекта, а также учитывать исторический опыт в его подлинном, а не искаженном содержании.
В результате отмечается отстаивание разными субъектами своих истинных или мнимых интересов, прав, свобод с использованием наиболее опасных вариантов физического и психического насилия, причинением значительного вреда свободам, правам и законным интересам человека и гражданина, имуществу, путем дестабилизации общественной и государственной жизни; подрыва конституционно—правовой жизнедеятельности государства и общества.
Положение осложняет «лукавство» разных участников конфликтов в описаниях и оценках происходящего, фактической мотивации их деятельности.
Не случаен тот факт, что апологеты и активные деятели фашизма в основном имели только среднее образование; преследовали крупных ученых, деятелей искусства и других лиц, имеющих собственные убеждения и не готовых некритически воспринимать навязываемые им идеи. Кратковременный расцвет страны, повышение материального благосостояния населения за счет войн, крови, оборачиваются масштабным общенациональным крахом, что вполне закономерно и прогнозируемо.
Кардинальное изменение социально—экономической формации в России, рост преступности, расшатывание правопорядка в целом диктовали необходимость законодательного введения новых правовых понятий и институтов для того, чтобы адекватно реагировать на общественно опасные явления постреформенной России конца ХХ – начала ХХI века. Или, как стало принятым выражаться в политических и международно-правовых кругах, на «новые угрозы и вызовы».
Для юриста термины «угрозы» и «вызовы» сами по себе правового смысла не имеют. Кому угрозы и вызовы, со стороны кого? В чем именно они выражаются? Чем обусловливаются, какие слои населения затрагивают? Какова степень их общественной опасности, в чем именно такая опасность заключается? Только после ответов на данные вопросы можно говорить о криминализации тех или иных деяний, введении за них правовой ответственности, точно выбирать эффективные в конкретных обстоятельств меры предупреждения, правоохранительные и общеорганизационные меры, связанные с анализом, прогнозом, избранием стратегии поведения, созданием адекватной правовой основы реагирования и должной подготовки субъектов такого реагирования.
Однако без получения самых необходимых ответов на данные вопросы –
и даже порой поиска таких ответов – в литературе и разного рода концепциях все более широкое распространение получают новые термины без должно-го операционального их определения.
Одним из таких терминов является «экстремизм». Множится число диссертаций, публикаций о нем представителей разных наук, развивается специализированное законодательство о «противодействии» экстремизму.
Сам по себе термин «экстремизм» не является новым, он происходит от латинского слова extremus — крайний. В справочной литературе (словарях, энциклопедиях) под экстремизмом принято понимать «приверженность к крайним взглядам и мерам»[2]. Соответственно слово «экстремист» трактуется как человек, придерживающийся крайних взглядов, сторонник крайних мер.
——————————-
[2] Словарь иностранных слов. М., 1955. С. 802.Словарь Русского языка. М., 1961. Т. IV C.754 и др.
——————————-

Это, казалось бы, – краткое и однозначное определение. Однако при его использовании возникают многообразные модификации, связанные с профессией авторов, разрабатываемыми ими научными проблемами, мировоззрением, преследуемыми целями, и другими факторами.
В России конца ХХ – начала ХХI веков больше половины диссертаций по экстремизму защищались на соискание ученой степени доктора или кандидата философских, политических, социологических, исторических наук [3]. В них внимание сосредоточивалось на смысле и социальной роли экстремизма, его теоретическом понимании в рамках соответствующих наук без должной стыковки такого понимания на междисциплинарном уровне.
———————————
[3] См. каталоги диссертаций и авторефератов диссертаций Российской государственной библиотеки (http://.rsl.ru).
———————————

Положение осложняет то, что большинство работ касается отдельных проявлений того, что авторы считают экстремизмом. Его виды выделялются при этом на основе разных критериев.
Количество выделяемых видов экстремизма внушительно и постоянно нарастает. Это: молодежный экстремизм[4], политический[5], социально-политический[6], этнополитический[7], этнический[8], расово-этнический[9], религиозный[10], этнорелигиозный[11], национал-экстремизм[12], религиозно-политический[13], преступный[14], криминальный религиозный[15], криминальный политический[16] и т.д. Кроме того, традиционно выделяются «левый»[17] и «правый»[18] экстремизм. В последнее время стали писать об «информационном экстремизме»[19], «насильственном экстремизме»[20].
Имеется немало теоретических работ, освещающих общие проблемы экстремизма[21], но при выделении отдельных его видов и их анализе общие, присущие вообще экстремизму черты авторами не всегда анализируются и должным образом не сопоставляются со специфическими характеристика-ми, присущими выделяемому виду. Другими словами, не всегда обсуждается вопрос, что у всех этих видов общего и почему во всех во всех случаях действительно идет речь об «экстремизме» в той или иной его модификации.
——————————-
[4] См.: Молодежный экстремизм/ Под ред. А.А. Козлова. СПб.1996; Гречкина Е.М. Молодежный поли-тический экстремизм в условиях трансформирующейся российской действительности: Дис.. канд.полит.наук. Ставрополь, 2006; Евтюшин А.Ю. Молодежный политический экстремизм в современной России. Дис. канд. полит. Наук. М., 2009 и др.
[5] См.: Степанов М.В. Криминологические проблемы противодействия преступлениям, связанным с политическим и религиозным экстремизмом: Дис. канд. юрид. наук. М., 2003; Башкиров Н.В. Меры адми-нистративно-правового противодействия политическому экстремизму: Дис. канд.юрид.наук. М.,2005.
[6] См.: Воронов М.В. Основы политико-правового ограничения социально-политического экстремизма как угрозы национальной безопасности Российской Федерации: Дис. канд. полит.наук. М.,2003.
[7] См.: Русаков О.А. Этнорелигиозный экстремизм как социальное явление в российском обществе (на примере Северокавказского региона): Дис. канд.соц.наук. М.,2004.
[8] См.: Противодействие этническому и религиозному экстремизму, правовому нигилизму/ Под ред. М.П. Клейменова. Омск. 2006.
[9] См.: Некрасов Д. Е. Расово-этнический экстремизм : криминологический аспект. Дис.. канд. юрид. наук. Рязань, 2006.
[10] См.: Аристов В.Н. Религиозный экстремизм: содержание, причины и формы проявления, пути пре-одоления: Дис. канд.филос.наук. Киев, 1984. Кадиева А.М. Религиозный экстремизм:сущность, причины, пути преодоления. Дис. канд. философ. наук. Махачкала. 2008 и др.; Поминов С.Н. Организация деятель-ности органов внутренних дел в сфере противодействия проявлениям религиозного экстремизма. Дис. канд. юрид. наук. М., 2007 и др.
[11] См.: Русаков О.А. Этнорелигиозный экстремизм как социальное явление в российском обществе (на примере Северокавказского региона): Дис. канд.соц.наук. М.,2004.
[12] См.: Интернет и национал-экстремизм в России Санкт-Петербург. Сборник [сост. Д. В. Дубровский] Санкт—Петербург, 2007.
[13] См.: Курбанов Х.Т. Религиозно—политический экстремизм на Северо—Восточном Кавказе: идеология и практика. Дис. канд. политич. наук. Махпакала. 2006.
[14] См.: Хлебушкин А.Г. Преступный экстремизм: понятие, виды, проблемы криминализации и пенализации: Дис…канд.юрид.наук. Саратов.,2007.
[15] См.: Бурковская В.А. Криминальный религиозный экстремизм: уголовно-правовые и криминологические основы противодействия. Дис. . докт. Юрид. наук. М., 2006. Ее же: Актуальные проблемы борьбы с криминальным религиозным экстремизмом в современной России. М., 2005.
[16] См.: Кабанов П.А., Газимзянов Р.Р. Криминальный политический экстремизм: понятие, сущность, виды. Казань, 2009.
[17] См.: Елизаров М.А. Левый экстремизм на флоте в период революции 1917 года и гражданской войны: февраль 1917—март 1921 гг. Дис.доктора историч. наук. С—Петербург. 2007.
[18] См.: Круглова Е.В. Правый экстремизм в современной Великобритании. Дис. . канд. полит. Наук. М., 2005.
[19] См.: Упорников Р.В. Политико—правовые технологии противодействия информационному экстремизму в России. Дис. Канд. юрид. наук. Ростов—на—Дону. 2007; Жукова О.С., Иванченко Р.Б., Скрыль С.В. Правовые меры противодействия информационному экстремизму. Воронеж, 2008.
[20] См.: Павлинов А.В. Насильственный экстремизм. М., 2004.
[21] См.: Красиков В.И. Экстремизм: междисциплинарное философское исследование причин, форм и паттернов экстремистского сознания. М., 2006.; Понкин И.В. Экстремизм: правовая суть явления. М., 2008; Ростокинский А.В. Современный экстремизм: криминологические и уголовно-правовые проблемы квалификации и противодействия : курс лекций. М., 2007; Хлебушкин А.Г. Экстремизм : уголовно-правовой и уголовно-политический анализ. Саратов. 2007. Фридинский С.Н. Борьба с экстремизмом (уголовно-правовой и криминологический аспекты).Ростов-на-Дону, 2004;Узденов Р.М. Экстремизм: криминологи-ческие и уголовно—правовые проблемы противодействия. Дис. Канд. юрид. наук. М., 2008 и др.
——————————-

Характерно также, что нередко анализ экстремизма (это встречается применительно и к другим видам экстремизма) осуществляется только с одной какой—то позиции.
Так, применительно к политическому экстремизму одни авторы термином «экстремизм» широко оперируют применительно к действиям политических оппонентов существующей власти. При этом некоторые используют понятие «антигосударственный экстремизм». А.В. Павлинов пишет: «Определение понятия криминального (насильственного) антигосударственного экстремизма как носящей системный, организованный, масштабный характер вооруженной деятельности, направленной на государственную власть с целью изменения основ конституционного строя Российской Федерации либо нарушения ее целостности с использованием насилия или угрозы насилия»[22].
————————
[22] Павлинов А.В.  Криминальный антигосударственный экстремизм: уголовно—правовые и криминологические аспекты. Дис. докт. юрид. наук. М., 2008. С. 8.
————————

Другие же авторы, наоборот, ведут речь о «государственном экстремизме»[23], инициируемом и односторонне реализуемом власть предержащими. «Ни закон об экстремизме, ни другие нормативные акты не определяют что такое «экстремистская деятельность», ограничиваясь лишь перечислениями. Это дает чиновнику простор публицистического размаха, когда в экстремизме можно обвинить кого угодно. Экстремизмом зачастую называют все идейные течения, отличные от либеральной западнической идеологии. В таком случае экстремизм – просто выражение инакомыслия, а борьба с инакомыслием, к которой постоянно призывают власти правозащитники либерального толка, является формой установления либеральной олигархии. Таким образом, в России борьба с экстремизмом в нынешней трактовке понятия «экстремизм» является методом удержания власти олигархическими группами, а также противодействия инакомыслию со стороны либеральных сил, угнездившихся в системе государственной власти», – считает А.Н. Кольев[24].
———————-
[23] См.: Третьяков В. Загадка экстремизма // Российская газета.  2002. 15 июня. См. также Третьяков В. Наука быть Россией. М., 2007. С. 725-729.
[24] Кольев А.Н. Заметки об экстремизме. http://www.zlev.ru/34_5.htm 25.12.08
———————-

В материалах средств массовой информации, публикациях политиков, писателей, деятелей культуры и искусства встречаются относительно экстремизма категорические, но сугубо субъективные суждения. Татьяна Устинова, автор детективных романов полагает следующее: « … остановите на улице любого человека и спросите, что такое экстремизм? И он ответит: «Россия — для русских!», «Понаехали тут!» и тому подобное. Все-таки экстремизм так или иначе связан с националистическими проявлениями. А его носителями являются либо «скинхеды», либо шовинистически настроенные группировки, либо просто узколобые и тупорылые маргиналы»[25]. Такие суждения нередко подаются ярко, эмоционально и противопоставление им позиции закона требует не только отчетливо формулируемой правовой позиции, но и ее ясного обоснования….
————————————
[25] «Газета».2006. 6 декабря  http://www.gzt.ru/politics/2006/12/06/220220.html. 6.12.08
————————————