Р.Н. Боровских

Организованная преступность в страховой деятельности

[Статья опубликована в книге «Совершенствование борьбы с организованной преступностью, коррупцией и экстремизмом. – М.: Российская криминологическая ассоциация, 2008.]

«Проблема организованной преступной деятельности в сфере страхового бизнеса являлась «белым пятном» в отечественной науке криминологии. Полученные результаты криминологического исследования позволяют говорить об актуальности данного вопроса. По тому, как организованная преступность проявляет себя в страховой деятельности, становится отчетливо видна тенденция обретения ею таких качеств, как интрузивность, деструктивизм и мимикрия [1].

Преступления в страховой деятельности совершаются при проведении страховых операций. Поскольку такого рода операции часто являются «страховыми» только по форме, но не по содержанию, для их обозначения можно использовать термины «псевдостраховые операции» и, соответственно, «псевдострахование» [2].

Можно выделить четыре этапа криминализации страхового дела в постсоветской России :

I этап – этап «финансовых пирамид» – 1992 – 1995 годы.

II этап – этап «открытого» псевдострахования – 1996 – 2000 годы.

III этап – этап «скрытого» псевдострахования – 2001 – 2004 годы.

IV этап – этап «противодействия» – с 2005 года по настоящее время.

Ретроспективный анализ процессов становления страхового дела в постсоветской России с неизбежностью поставил вопрос о происхождении капиталов страховых организаций. «Теневые» накопления времен плановой экономики, легализованные банками в конце 80-х годов прошлого столетия, были положены в основу формирующейся многоукладной экономики. В результате, банковский сектор – «кровеносная система» зарождающейся экономики – оказался тотально криминализированным. Это, в свою очередь, обусловило экспансию криминальных капиталов, и соответственно, криминальных методов предпринимательства, в иные сферы деятельности, в числе которых оказалось и страховое дело.

Некоторые особенности, присущие страховой деятельности, делали ее крайне привлекательной для криминально ориентированных субъектов…».

 

1 См. об этом подр.: Овчинский А.С. Информационные воздействия и организованная преступность: Курс лекций. – М.: Инфра-М, 2007. – С. 70 – 75.

2 Вопросы, касающиеся содержания псевдостраховых операций и проблем их уголовно-правовой оценки, заслуживают отдельного рассмотрения. Об этом см. подр.: Боровских Р.Н. «Псевдостраховые» операции: необходимость уголовно-правовой оценки // Гражданин и право. – 2006. – № 9. – С. 26 – 30.